Не пропусти
Главная » Брачный договор » Брачный договор в Российской Федерации, других государствах – участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: учебно-практическое пособие
Брачный договор в Российской Федерации, других государствах – участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: учебно-практическое пособие Брачный договор в Российской Федерации, других государствах – участниках Содружества Независимых Государств и Балтии Ольга Юрьевна Ильина – доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского права и процесса ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет» Тамара Васильевна Шершень – кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой гражданского права и процесса ФГБОУ ВПО «Пермский государственный национальный исследовательский университет». Брачный договор имеет многовековую историю.

Брачный договор в Российской Федерации, других государствах – участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: учебно-практическое пособие

Брачный договор в Российской Федерации, других государствах – участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: учебно-практическое пособие

Брачный договор в Российской Федерации, других государствах – участниках Содружества Независимых Государств и Балтии

Ольга Юрьевна Ильина – доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского права и процесса ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Тамара Васильевна Шершень – кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой гражданского права и процесса ФГБОУ ВПО «Пермский государственный национальный исследовательский университет».

Брачный договор имеет многовековую историю. Уже в Древнем Риме и Греции молодая семья подписывала соглашение по поводу совместного имущества и его последующего наследования. Во многих европейских странах, в частности Франции, Англии, Германии, Австралии, с конца XVIII – начала XIX в. брачный договор регулировал имущественные взаимоотношения семьи. В современном мире брачный договор закрепился также за счет активной борьбы феминистического движения за права женщин, которое активизировало процесс развития института брачного контракта. И это неудивительно – в средние века права женщин подвергались существенному ущемлению, в том числе и имущественные права. В дореволюционной России, кстати, были нормы, указывающие на то, что если женщина была домохозяйкой, т. е. вела домашнее хозяйство, растила и воспитывала детей, но при этом не работала и не имела собственного дохода, она не имела прав на имущество в случае развода супругов. В современном обществе подобная «страховка» никого не удивляет. В части европейских стран и стран Северной Америки брачный договор регулирует не только имущественные, но и личные отношения.

Совсем недавно о брачном договоре можно было говорить лишь при характеристике семейного права зарубежных стран. В советском обществе бытовало понятие, что сама идея «брачного договора» абсолютно чужда воззрениям советских людей и порочна в корне.

Современное семейно-брачное законодательство России предоставляет возможность регулирования семейных отношений посредством заключаемых членами семьи договоров и соглашений. Договор как средство взаимоотношений известен с давних пор, но чем сложнее устроено общество, тем более разнообразные договорные отношения складываются в нем.

Отношения, складывающиеся в семье, носят разнообразный характер, в том числе характер правоотношений, в которых одно лицо несет перед другим обязательства исполнить что-либо или воздержаться от совершения определенных действий. Чем шире круг договорных отношений, построенных на соглашении сторон, тем больше такого рода отношений обязательственного характера возникает.

В настоящее время, согласно данным социологов, распадается каждый второй брак, причем в большинстве случаев причиной разводов выступают имущественные споры. В связи с этим составление брачного договора становится самым цивилизованным способом решения имущественных проблем еще до их возникновения. Несмотря на это, брачный договор по-прежнему остается мало востребованным институтом, хотя с момента вступления в силу Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) прошло уже более 15 лет. Поэтому приобретает большое значение изучение потенциала данного договора, заключение которого укоренилось в сознании большинства российских граждан как неэтичное.

Семейно-правовые аспекты договорного режима имущества супругов достаточно полно и широко освещены в юридической литературе, ряд диссертационных исследований посвящен теоретическим и практическим проблемам, возникающим при заключении брачного договора. Однако в науке не проводилось сравнительно-правовое исследование договорного регулирования (института брачного договора) отношений между супругами в Российской Федерации, государствах – участниках Содружества Независимых Государств (далее – СНГ) и Балтии.

Проблематика договорного режима имущества супругов в России, по мнению автора, нуждается в дальнейшем изучении, поиске и разработке направлений совершенствования установленной законодателем договорной конструкции. В этом, безусловно, может помочь законодательство государств – участников СНГ и Балтии.

Возникновение института брачного договора большинство исследователей считают абсолютно закономерным этапом развития правовых отношений в целом и договорных отношений в частности. Появление в российском праве нового института – института брачного договора – было предопределено рядом объективных причин.

И хотя проблемам правового регулирования брачного договора в настоящее время посвящено множество работ, ряд вопросов по-прежнему остается дискуссионным, а отсутствие единой теоретической позиции и четкой законодательной регламентации делает затруднительным разрешение конкретных ситуаций на практике. Так, в юридической литературе нет единого мнения относительно отраслевой принадлежности брачного договора; не решен вопрос относительно возможности заключения брачного договора через представителей супругов; не установлено, кого следует относить к лицам, вступающим в брак; не урегулированы жилищные отношения бывших супругов и др. Многие из данных вопросов, не урегулированные нормами российского законодательства, не нашли отражения и в законодательстве государств – участников СНГ. Однако следует заметить, что в отдельных государствах СНГ эти и другие вопросы получили закрепление на законодательном уровне, кроме того представляется необходимым заимствовать в российское законодательство некоторые нормы, регулирующие институт брачного договора в отдельных государствах СНГ.

Сегодня число российских пар и граждан в отдельных государствах СНГ, заключающих брачный договор, крайне невелико. Если в Европе и США, где этот институт существует уже более ста лет, официальные контракты заключают не менее 70 % вступающих в брак пар, в России этот показатель не превышает 3–5 %, да и среди них большинство составляют те, кто собирается разводиться и просто-напросто стремится избежать длительных судебных тяжб по поводу раздела имущества. Иными словами, в таких случаях брачный договор превращается просто в мировое соглашение лиц, фактически уже не являющихся супругами.

По нашему мнению, говоря о семейных отношениях с иностранным элементом, необходимо отметить, что не всегда возможно заключение брачного договора. Дело в том, что в некоторых странах прямо запрещается изменение законного режима имущества супругов посредством заключения брачного договора (Аргентина, Боливия, Куба, Румыния и др.), а в других – заключение брачного договора возможно только до регистрации брака (Бразилия, Колумбия, Япония, Португалия, Венесуэла и др.).

Брачный договор, хотя и является до сих пор определенного рода «экзотикой» в семейно-правовом регулировании, в то же время может быть использован супругами как весьма действенный способ обеспечения их имущественных прав и интересов. Определенная динамика в этой сфере прослеживается, поскольку в связи с возрастанием количества имущественных споров, касающихся раздела имущества супругов, увеличилась численность нотариальных действий, связанных с удостоверением брачного договора. В 2010 г. на территории субъектов Российской Федерации нотариусами удостоверено 25 647 брачных договоров, что на 18,6 % выше аналогичного показателя 2009 г..

Об актуальности и важности рассматриваемого вопроса также можно судить по статистическим данным, согласно которым, например, в Уфе, городе более чем с миллионным населением, на 1 сентября 2008 г. заключен 121 брачный договор, а по данным архива нотариуса г. Димитровграда Ульяновской области А.С. Богомоловой, в 2010 г. было заключено всего два брачных договора на данном участке и 15 договоров на всех участках. Однако и эта незначительная практика свидетельствует о том, что брачный договор заключают чаще всего лица с высокими доходами и вступающие в повторный брак. В настоящее время 90 % российских брачных договоров заключается в Москве.

К сожалению, в СК РФ институт брачного договора не нашел достаточной правовой регламентации. Статистический учет применительно к брачному договору как в Ульяновской области, так и в целом по России не ведется, но можно однозначно сказать, что брачные договоры в России заключаются редко. В правоприменительной практике также возникает немало проблем как в Российской Федерации, так и в государствах – участниках СНГ и Балтии относительно порядка заключения, исполнения, содержания и расторжения брачного договора.

Договорное регулирование отношений между супругами и институт брачного договора в России

1.1. История возникновения и развития института брачного договора в России

Во Франции и Англии – странах, где существование брачного договора имеет очень давнюю историю, – его появление было вызвано необходимостью сохранения за женщиной, вступающей в брак, и ее родственниками права управления добрачным имуществом и пользования доходами от этого имущества. Сегодня зарубежное законодательство подробно регламентирует порядок заключения брачных контрактов, четко определяет правовое положение их участников, основываясь на многолетней договорной практике взаимоотношений супругов.

Если обратиться к истории брачного договора в нашей стране, можно заметить, что само понятие «брачный договор» Россия знала еще в XV в. В то время под брачным договором понималось гражданское обручение, т. е. обещание вступить в брак. Чаще всего этот договор заключался родителями малолетних жениха и невесты и обеспечивался неустойкой или задатком. Кроме неустойки или задатка, что важнее всего, в договоре обручения предусматривались условия и о приданом, его размере, обеспечении, оговаривалась доля жениха в приданом. Доли приданого подлежали государственной регистрации. Правильное оформление приданого супруги имело для супруга огромное значение: если он своевременно не «справил» на себя поместье (не подал челобитную о регистрации имущества на себя), то мог пользоваться им только при жизни супруги, а после ее смерти приданное переходило к ее родственникам. Однако в течение супружеской жизни супруг распоряжался приданым супруги самостоятельно.

Обычное право Древней и Московской Руси предусматривает целый ряд договоров, призванных урегулировать имущественные отношения будущих супругов (необходимо подчеркнуть, именно будущих супругов, так как подобные договоры заключались обычно до вступления в брак и, как и сам институт брака, носили пожизненный и нерасторжимый характер), а также других членов семьи, поскольку молодые, как правило, не жили самостоятельно, и с изменением состава семьи (обычно сразу же после церемонии), сватовства заключались следующие договоры:

договор о приданом, в котором указывалось, сколько и какого «имения» вносят родители невесты в пользу ее новой семьи, определялась судьба приданого на случай смерти жены или мужа (тогда, как правило, свекор или деверь возвращали невестке ее платье и часть денег);

договор о «кладке» (или «столовых деньгах») – так именовался взнос со стороны жениха;

предбрачный договор о наследовании.

Если молодые намеревались жить в доме у родителей жены, тесть и теща также заключали договор об имуществе с зятем-влазнем.

Наиболее распространенной формой брачного договора была рядная запись: отец невесты рядился (уговаривался) со своим будущим зятем относительно условий свадьбы, и главнейшие условия этого ряда заносились в письменное обязательство и удостоверялись свидетелями. Этот документ часто содержал условия и о приданом, и о взносе со стороны жениха, и о наследовании, т. е. объединял упомянутые договоры. При этом одним из главных или, как мы сейчас бы сказали, существенных условий рядной записи являлось обязательство жениха вступить в брак с невестой в определенный срок и корреспондирующее ему обязательство отца невесты выдать за него дочь. На случай нарушения этого личного обязательства для виновной стороны устанавливалась неустойка. «И они меж себя с обе стороны учнут уговариваться о всяких свадебных статьях, и положат свадьбе срок… И учнут меж себя писати в записех своих имена и третьих, и невестино, а напишут, что по сговору тое невесту взять на прямой установленный срок, без пременения, а тому человеку невесту за него выдать на тот же срок, без пременения. И положат в том письме меж собою заряд, буде тот человек на тот установленный срок тое девицы не возьмет, или тот человек своей девицы на срок не выдаст, взяти на виноватом 1000 или 5000 или 10000 рублев денег, сколько кто запишет в записи…». В рядной записи, как уже было сказано, определялись также наследственные права будущих супругов. По прекращении брака смертью мужа жена иногда владела его вотчинами и движимостями, если не вступала в новый брак. Часть, в которой жена наследовала в имуществе мужа, определялась рядной записью. По прекращении брака смертью жены приданое оставалось у мужа, от которого поступало к их общим детям; если же жена умирала бездетной, приданое возвращалось в ее род к тем лицам, которые дали за ней приданое, или к их наследникам.

Вопрос о юридической природе взноса со стороны жениха («кладки», «столовых денег») является спорным. Так, историк И.И. Срезневский, основываясь на том, что в русских летописях в связи со вступлением членов княжеского дома в брак с иноземцами упоминается вено (веном в Польше назывался брачный дар мужа жене, размер которого соответствовал размеру принесенного приданого), считает, что на Руси существовала плата, вносимая женихом или его отцом отцу невесты. В.Д. Спасович, видимо, также основываясь на упоминании в летописи вена, которое Ярослав получил при выдаче своей сестры замуж за польского короля Казимира, при характеристике данного института в польском праве отмечает, что польское вено представляет собой дар мужа жене, а не ее родственникам, как в русском праве. Возможно, взнос со стороны жениха в пользу невесты или ее родных представлял собой частичную оплату свадебных расходов или что-либо подобное. Как отмечается в современном филологическом исследовании русской семейно-правовой терминологии XV–XVII вв., в правовых документах частного характера широко представлены термины, обозначающие затраты для вступающих в брак. Среди таких терминов, помимо уже упомянутых вена и неустойки, часто встречается «вывод», обозначаемый также словами «куница выводная», «куница благословенная», «выводное», «куничное», представляющий собой плату жениха семье невесты за отлучение ее от рода или плату помещику от семьи новобрачных за переход невесты к другому крепостнику. Это является еще одним подтверждением тому, что на Руси, видимо, существовал обычай внесения платы за невесту, а не преподнесения ей самой брачного дара, соответствовавшего приданому.

В допетровской России правоотношения по поводу имущества супругов можно охарактеризовать следующим образом. Имущественные права и обязанности не только не отделены от личных, но, напротив, тесно с ними связаны. Так, брачный договор (совершаемый обычно в форме рядной записи) устанавливает одновременно личные и имущественные права и обязанности сторон – обязательства о заключении брака и обязательства по приданому.

Объектом правоотношений супругов является не все нажитое супругами имущество, а в первую очередь приданое – имущество, выделявшееся невесте ее родными и передававшееся вместе с ней из одной семьи в другую. Правовые памятники наиболее древнего периода юридически отделяют имущество жены от имущества мужа (например, путем запрета привлекать имущество жены к ответственности по долгам мужа, посредством разрешения жене требовать развода в случае растраты мужем ее имущества), но не содержат указаний на состав обособленного имущества жены. Это позволяет сделать вывод, что таким отдельным имуществом жены является именно приданое, права и обязанности по поводу которого при вступлении в брак и при прекращении брака определены и в законодательных актах, и в договорах. Например, установленный в Московской Руси запрет мужу свободно распоряжаться вотчинами жены распространялся на вотчины, принесенные в приданое.

Поскольку брак рассматривается как пожизненный и в принципе нерасторжимый союз, четко не определяются правомочия супругов по владению, пользованию и распоряжению их имуществом во время брака (за исключением указанных выше ограничений свободного распоряжения приданым). Права и обязанности в отношении супружеского имущества устанавливаются главным образом при вступлении в брак (обязанность дать за дочерью или сестрой приданое) и на случай прекращения брака (например, возврат приданого).

Очевидно, что в русском праве времен Киевской и Московской Руси существовала неопределенность регулирования имущественных отношений между супругами.

Что касается брачных договоров в период империи, то, несмотря на их популярность в народной среде (характер и основные разновидности брачных договоров по русскому обычному праву приведены выше), законодательное закрепление они получили только в Литве, Полтавской и Черниговской губерниях, где действовала уже рассмотренная польско-литовская система приданого с веном, оправой, венцом девичьим. За исключением законов, касавшихся вышеуказанных областей, как отмечает Р.П. Мананкова, «…в писаном русском праве уже нет богатой палитры брачных договоров, но сама возможность заключения допускается при господствующей в законе конструкции полной раздельности».

Проанализировав вышеперечисленное, очевидно, что нельзя однозначно утверждать о том, что в Российской империи существовала возможность заключения супругами не только «обычных» гражданско-правовых договоров (купли-продажи, дарения и др.) относительно конкретного имущества, но и особого брачного договора, определяющего правовой режим различных видов их имущества. Так, по Д.И. Мейеру, «…определения законодательства о разъединении имущества супругов разделяют общее свойство гражданского права, т. е. получают силу там, где нет самоопределения граждан, нет никакого законного препятствия супругам заключить брачный договор, по которому все имущество супругов считалось бы общим и состояло или в обоюдном их распоряжении, или в распоряжении одного лица, когда один из супругов передает другому право собственности по своему имуществу. Словом, нет препятствия супругам установить имущественные отношения на началах, подходящих к той или другой системе имущественных отношений между супругами, какие существуют в государствах Западной Европы». Как указывает А.М. Нечаева, «.из смысла ст. 116 Свода законов граждансктх вытекает, что супруги могли как до брака, так и после его совершения “войти в соглашение” относительно определенного имущества, принадлежащего тому или другому». Это пишет и С.Н. Бондов. Однако ни в труде А.И. Загоровского по семейному праву, ни у Г.Ф. Шершеневича ничего не сказано о возможности заключения брачного договора в его западноевропейском понимании генерального договора, устанавливающего режим имущества супругов. Как видно из приведенной цитаты, Д.И. Мейер выводит допустимость такого брачного договора из общих начал и смысла гражданского законодательства. А.М. Нечаева, исходя из смысла ст. 116 Свода законов гражданских, отмечает только возможность заключать договор относительно определенного имущества и не касается природы такого договора. С учетом этого представляется, что данную статью можно толковать не как допустимость именно брачного договора, определяющего принципы построения отношений собственности между супругами, а как разрешение на «взаимные переукрепления», т. е. на совершение супругами между собой «обычных» гражданско-правовых сделок. Тем более, что буквальное содержание ст. 116 Свода законов гражданских следующее: «Супругам не возбраняется взаимно переукреплять между собою собственное их имение посредством продажи или дара на общем законном основании». Далее ее логичным продолжением является ст. 117, которая гласит: «Не воспрещается равномерно супругам совершать взаимно закладные на принадлежащее каждому из них имение и вступать в другие законные между собою обязательства». Видимо, смысл данных статей заключается в закреплении непосредственно в законе возможности для супругов заключать между собой различного рода сделки. Допустимость самостоятельного распоряжения супругами своим имуществом любыми способами, в том числе посредством заключения друг с другом договоров купли-продажи, имущественного найма, займа и др., является следствием построения правоотношений собственности супругов на началах раздельности. При этом в законодательстве Российской империи отсутствуют прямые указания на возможность посредством брачного договора установить, что все имущество супругов (или его часть) является общим или подлежит управлению одним из них. Как отмечает В.П. Никитина, иной режим имущественных отношений между супругами, отличный от раздельности, исключался.

Хотя требования к форме и регистрации такого договора, приведенные А.М. Нечаевой, характерны как раз для брачного договора: «В любом случае подобного рода договор оформлялся посредством акта, совершенного нотариусом. Под страхом недействительности этого договора о нем должно было быть упомянуто в акте бракосочетания».

Итак, в Своде законов Российской империи был установлен принцип раздельности имущества супругов, который не давал женщине, не имевшей самостоятельного источника доходов и занятой ведением домашнего хозяйства, никаких прав на имущество семьи, что существенно нарушало интересы таких женщин.

Таким образом, брачный договор в его классическом понимании не является институтом российского имперского законодательства.

Что касается послереволюционного периода, т. е. во время существования СССР, регламентация супружеских отношений осуществлялась императивно закрепленным способом регулирования – общая (совместная) собственность супругов. Однако ст. 13 Кодекса законов о браке, семье и опеке (далее – КЗоБСО) устанавливала, что супруги могут вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения. Соглашения между супругами, направленные к умалению имущественных прав жены или мужа, недействительны и необязательны как для третьих лиц, так и для супругов, которым предоставляется в любой момент от исполнения их отказаться (ст. 13). Можно отметить, что с принятием КЗоБСО в России начался новый этап в развитии правоотношений собственности супругов. При этом КЗоБСО распространил режим супружеского имущества на собственность лиц, фактически состоящих в брачных отношениях, хотя бы и не зарегистрированных.

По мере проведения реформы в области семейного права видоизменялся и режим супружеского имущества. Так, в 1926 г. был принят КЗоБСО, в котором была проведена замена раздельности супружеского имущества режимом общности.

Кодекс о браке и семье (далее – КоБС), продолжая линию КЗоБСО, установил режим общей совместной собственности супругов на нажитое ими во время брака имущество и равные права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом даже в том случае, если один из них был занят ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного заработка (ст. 20). При разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признаются равными; от принципа равенства долей суд может отступить в отдельных случаях, учитывая интересы несовершеннолетних детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов, например, увеличить долю одного из супругов, если другой супруг уклонялся от общественно полезного труда или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи (ст. 21). К личной собственности каждого из супругов КоБС относил имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, полученное ими во время брака в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (ст. 22). Личное имущество может быть признано общей совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества: капитальный ремонт, достройка и т. п. (ст. 22). КоБС также установил правила обращения взыскания на имущество супругов по обязательствам одного из них (ст. 23).

Таким образом, в советский период в стране был закреплен императивными нормами правовой режим общей совместной собственности на нажитое супругами во время брака имущество. Институт брачного договора в советском праве отсутствовал. Поскольку данный институт отсутствовал и на большей части территории Российской империи, то решение Советской власти об окончательном исключении данного института из права России можно назвать последовательным продолжением политики российского государства в данной сфере общественных отношений.

Как Гражданский кодекс РСФСР 1964 г., так и КоБС РСФСР 1969 г. также предусматривали совместный режим супружеского имущества. Отступление от начала равенства долей в совместно нажитом имуществе допускалось судом лишь в случае необходимости защиты интересов несовершеннолетних детей или заслуживающих внимания интересов одного из супругов. Однако на практике уже встречались случаи, когда супруги заключали «договора о правовом режиме имущества супругов», которые подлежали нотариальному удостоверению.

С распадом СССР и возникновением новых экономических отношений произошли существенные изменения во всех сферах общественной жизни граждан, что предопределило принятие нового Гражданского и Семейного кодексов Российской Федерации.

С развитием отношений частной собственности появились семьи, владеющие значительными доходами, и вопрос о разделе общего имущества при разводах встал более остро. В 1990 г. был внесен ряд существенных изменений в Основы законодательства о браке и семье Союза ССР и Республик от 27 июня 1968 г., а именно предусмотрена возможность исключения из состава общего имущества супругов имущества, нажитого ими после фактического прекращения брачных отношений. В 1992 г. число разводов на 1000 браков впервые превысило 500, а в середине 1990-х годов, когда показатели разводимости достигли своего первого пикового значения, законодателем была введена система брачного договора.

Одной из новелл современного российского законодательства является появление диспозитивности в определении режима имущества супругов. Институт договорного режима имущества супругов представлен в Семейном кодексе Российской Федерации альтернативой законному режиму и, по сути, регулирует реализацию права супругов и лиц, вступающих в брак, самостоятельно устанавливать содержание своих имущественных отношений в браке и (или) в случае его расторжения посредством заключения брачного договора.

Датой легального закрепления института брачного договора в праве России считается 1 января 1995 г., когда вступила в действие первая часть Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). В частности, ч. 1 ст. 256 ГК РФ закрепила право супругов устанавливать договорный режим имущества супругов. СК РФ от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ, введенный в действие 1 марта 1996 г., конкретизировал эту норму, введя понятие «брачный договор» (термин является дословным переводом английского «marriage contract» и русским аналогом этого понятия). До принятия СК РФ заключение брачного договора было крайне затруднительно, поскольку ГК РФ не содержал норм, регулирующих его содержание, порядок заключения, расторжения и другие важнейшие моменты. Супруги могли руководствоваться лишь общими нормами гражданского законодательства о договорах, что, учитывая специфику брачного договора, было явно недостаточно. Следует отметить, что положения ст. 34–37 СК РФ применяются и к имуществу, нажитому супругами (одним из них) до 1 марта 1996 г. (п. 6 ст. 169 СК РФ). В СК РФ институту брачного договора посвящена специальная глава, в которой содержатся нормы, позволяющие супругам самостоятельно разрабатывать брачные договоры с учетом их интересов. Таким образом, нормы, регулирующие имущественные отношения супругов, сегодня носят диспозитивный характер.

При разработке СК РФ встал вопрос о том, какой правовой режим супружеского имущества должен быть избран в качестве законного, т. е. применимого, при отсутствии брачного договора. Совместная собственность была признана оптимальной. Однако следует иметь в виду, что ни один правовой режим имущества супругов не может удовлетворить интересы всех супружеских пар. Единственный выход из положения – выбрать в качестве законного режим, отвечающий интересам большинства населения, и одновременно предоставить супругам возможность по-иному урегулировать имущественные отношения с помощью брачного договора.

В действительности основная цель договора – устройство имущественных вопросов в семейной паре. Такое соглашение – это гибкий способ устранения многих имущественных вопросов перед вступлением в брачные узы, этим устраняя сложности при разводе. Зачастую бракоразводные процессы даже с понятными обстоятельствами тянутся несколько лет и в любом случае не устраивают никого из супругов. Брачный договор может облегчить такого рода судебные споры, так как он регулирует семейные отношения, делая их более гибкими. Моральный аспект договора еще долго будет подвергаться обсуждению, но уже сейчас наблюдается рост числа людей, которые поддерживают задумку составления контракта при вступлении в брак. Понятно, что больше всего сторонников насчитывается в рядах молодых людей, а противников – среди пожилых и пенсионеров, людей, воспитанных в СССР, где явления брачного контракта попросту не могло быть.

Для наших же предков до 1917 г. брачный контракт был привычным и удобным, по свидетельствам оставшихся документов того времени. Возможно, спустя несколько десятков лет, брачный контракт снова вернет свою популярность в Российской Федерации, потому что он ни к чему не обязывает и не нарушает любовь, а просто дает возможность оградиться от споров и длительных судебных процессов.

Таким образом, наш законодатель воспринял нормы зарубежного законодательства о брачном договоре, предоставив супругам право устанавливать режим супружеского имущества по своему усмотрению, реализуя ст. 19 Конституции РФ.

1.2. Понятие, правовая природа и перспективы развития договорного регулирования отношений между супругами и брачного договора по законодательству Российской Федерации

Название «брачный контракт» является дословным переводом английского «marriage contract» и русским аналогом понятия «брачный договор».

Согласно ст. 4 °CК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Из данной дефиниции вытекают следующие признаки договора:

брачный договор – это соглашение;

субъектный состав договора – это лица, вступающие в брак, или супруги;

содержание договора – определение имущественных прав и обязанностей супругов;

период действия положений договора – в течение брака и (или) после его расторжения.

Оценки того, насколько часто в России заключаются брачные контракты, разнятся весьма сильно. Из информации Первого канала российского телевидения (на апрель 2010 г.), в России 7 % вступающих в брак пар заключают брачный контракт. В феврале 2009 г. кандидат психологических наук Татьяна Огородникова называла те же 7 % и обозначила, что еще «.. пару лет назад его заключали только 3 %». В 2000 г. брачные контракты были еще большей редкостью – например, по словам директора адвокатского бюро «Мошанский и Радутный» адвоката Алефтина Мошанского, на тот момент ему приходилось заверять 10–15 таких документов в год.

Президент Федеральной нотариальной палаты М.В. Сазонова дает лишь косвенную оценку: «320 петербургских нотариусов оформляют лишь 10–20 брачных контрактов в год», следовательно, для России брачные контракты – пока еще редкость. Однако еженедельник «Молодежь Якутии» приводит более высокие показатели: по его данным, в 2005 г. таких семей было более 14 %, а 30 % состоящих в браке пар заключали его после бра-косочетания.

Член Московской палаты адвокатов Светлана Кирюшина отмечала, что в экспертных подсчетах возможна следующая ошибка: часть этих контрактов, по ее мнению, – даже большинство, заключаются непосредственно перед разводом с целью избежать «.длительных судебных тяжб по поводу раздела имущества». В таком случае этот документ является уже не брачным контрактом, а де-факто мировым соглашением лиц, фактически уже не являющихся супругами.

Анализируя некоторые данные, можно прийти к выводу, что чаще всего брачные контракты заключаются:

супругами, среди которых один или оба уже находились в брачных отношениях и в свое время прошли через процедуру раздела имущества по закону;

соответственно, возрастной состав – от 30 лет;

среди тех, кто заключает договор уже будучи в браке, чаще всего это лица до 30. Причем стаж семейной жизни этих лиц – от одного года до трех лет. Значительно реже брачный договор заключают граждане в возрасте от 40 до 50 лет;

те, кто вступает в брак впервые, в достаточно молодом возрасте, договор заключают единицы. Можно предположить, что это происходит по настоянию либо рекомендации старших родственников (родителей);

можно предположить, что договоры заключаются чаще в центральных регионах и крупных городах страны – там, где по объективным причинам выше заработки, выше благосостояние населения.

Чаще инициаторами заключения брачного договора являются мужчины, которые хотят застраховать себя в случае развода от претензий со стороны супруги. Однако бывают случаи, что подписать брачный контракт требует женщина – все зависит от конкретных обстоятельств и непосредственно от благосостояния супругов. Вообще, сфера частного бизнеса стимулирует людей к заключению таких договоров, потому что к моменту регистрации брака, как правило, начальный капитал уже вложен в дело, дальнейшее приобретение собственности происходит на основе вложенных средств. Таким образом, чтобы обезопасить свой бизнес от посягательств, предприниматели идут на подписание брачного контракта.

Брачный договор может явиться своеобразным имущественным кодексом конкретной супружеской пары, детально определяя практически все имущественные аспекты семейной жизни.

Как известно, определение какого-то понятия должно охватывать его существенные признаки. С учетом этого обстоятельства любое определение в некоторой степени условно и неполно. Условность определения брачного договора состоит в том, что направленность (содержание) его дана излишне широко. Брачным договором можно определить не все, а лишь часть прав и обязанностей супругов (ст. 42 СК РФ).

Опыт зарубежных стран, в которых возможность заключения брачного договора давно признана законодательством, свидетельствует о том, что, как правило, заключение брачного договора предшествует вступлению в брак.

Это же доказывает и только начинающая складываться российская практика. Так, из 30 проанализированных брачных договоров, заключенных в Московской области, 10 заключены лицами, вступающими в брак; 14 – супругами-молодоженами, состоящими в браке от одного дня до двух месяцев; 6 – супругами с различным стажем семейной жизни. Иными словами, наиболее часто субъектами брачного договора становятся именно лица, вступающие в брак.

Первые шаги в обновлении семейного права России сделаны в конце 1994 – начале 1995 г. внесением изменений и дополнений в КоБС РСФСР. Однако до принятия нового СК РФ говорить всерьез о реформировании брачно-семейного законодательства было нельзя. Именно он заложил новый подход в регулировании брачносемейных отношений, заменив императивно-дозволительный метод на диспозитивный. В чем и проявляется главная и неоспоримая ценность нового кодифицированного акта, по мнению Н.Е. Сосипатровой.

С точки зрения этого же автора, существенной новацией кодекса, где ярко проявился метод диспозитивности, явилось закрепление в нем договорного режима имущества супругов, под которым следует понимать «.порядок, действующий в отношении имущества, нажитого супругами во время брака, который в отличие от законного режима установлен самими супругами в брачном договоре». Его легальное определение дано в ст. 4 °CК РФ. Это соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности в браке и (или) в случае его расторжения.

СК РФ говорит о «брачных договорах», на практике же весьма часто употребляются термины «брачный контракт» или «брачное соглашение», из чего видно, что эти понятия равнозначны по смыслу, другими словами, они синонимы.

Особое значение основные начала семейного законодательства приобретают в процессе заключения брачного договора, при формировании и согласовании его условий, а также при внесении изменений в брачный договор. Правильное понимание принципов семейного права, их скрупулезный учет при заключении и (или) изменении брачного договора в конечном счете минимизируют возможность допущения юридических ошибок, позволяют достичь позитивного эффекта договорного регулирования имущественных отношений супругов и, как следствие, уменьшить количество судебных споров.

Вопрос о признании брачного договора договором особого рода является дискуссионным среди российских цивилистов, мнения которых на этот счет резко расходятся. Данный вопрос освещается в трудах М.В. Антокольской, С.Н. Бондова, А.В. Мыскина, А.В. Слепакова, Е.М. Ворожейкина, Л.Б. Максимович и других ученых.

Брачный договор как соглашение представляет собой договоренность лиц, выражающую их общую волю, и основан на равенстве сторон. В теории остается открытым вопрос об отнесении брачного договора к гражданско-правовым сделкам или о выделении его в особый вид договоров семейного права. Значимость разрешения данного вопроса связана с тем, что в СК РФ институт брачного договора не нашел достаточной правовой регламентации, а от того, относится ли данный договор к гражданско-правовым, зависит возможность распространения на него норм гражданского законодательства. Можно выделить две диаметрально противоположные точки зрения. Ряд исследователей относит брачный договор к гражданско-правовым договорам (М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, Л.М. Пчелинцева, П.В. Крашенинников, А.В. Мыскин, Ш.У. Степанян). М.В. Антокольская считает, что «. брачный договор должен рассматриваться в качестве отдельного вида гражданских договоров, объединяющего договоры, направленные на установление или изменение правового режима имущества». Другие авторы относят брачный договор к особым договорам семейного права (О.С. Елкина) либо к смежным договорам гражданско-семейного права (Л.Б. Максимович), аргументируя это спецификой брачного договора.

Безусловно, брачный договор обладает определенными особенностями: особый субъектный состав, предмет договора, его содержание, лично-доверительный характер, а также теснейшая связь брачного договора и брака. Как справедливо заметил П.В. Крашенинников, «.гражданско-правовой характер брачного договора не означает отсутствия специфических черт, свойственных только этому типу соглашений, позволяющих отличать его от всех прочих гражданско-правовых сделок». Сама возможность заключения брачного договора предусмотрена в ГК РФ; изменение и расторжение его осуществляются по основаниям и в порядке, предусмотренном ГК РФ (п. 2 ст. 43 СК РФ); к регулированию брачного договора в субсидиарном порядке применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений (ст. 4 СК РФ); брачный договор должен соответствовать основным требованиям, предъявляемым к гражданско-правовым сделкам, как по форме заключения, так и по содержанию и свободе волеизъявления сторон.

Справедливо отмечает в своей работе Т.В. Шершень, что семейно-правовая сущность брачного договора проявляется не только в его тесной связи с браком и невозможности существования вне брака, но и закреплением требований о соответствии условий брачного договора основным началам семейного законодательства. Данное требование вытекает из анализа п. 3 ст. 42 СК РФ, содержащего запрет на включение в брачный договор положений, противоречащих основным началам семейного законодательства. Несоблюдение данного требования влечет недействительность брачного договора, т. е. он не влечет правовых последствий, на которые был направлен, с момента его совершения.

Правовое регулирование имущественных отношений супругов дает пример проникновения публично-правовых элементов в частноправовую сферу, и брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов не является исключением. Общее правило о том, что обладатели частноправовых интересов вправе устанавливать по своему усмотрению права и обязанности на основе договора (п. 2 ст. 1 ГК РФ), в заключении которого они свободны (п. 1 ст. 421 ГК РФ), не является абсолютным. Оно уточнено другим нормативным предписанием, согласно которому договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения (п. 1 ст. 422 ГК РФ). Данное положение целиком относится и к брачному договору.

Принцип свободы договора применительно к брачному договору проявляется в следующих аспектах:

супруги и лица, намеревающиеся вступить в брак, не обязаны, а вправе заключить его;

супруги и лица, намеревающиеся вступить в брак, вправе по своему усмотрению изменить предусмотренный законом режим общей совместной собственности и установить на все имущество или отдельные его виды режим, соответствующий в большей степени их имущественным интересам;

супруги и лица, намеревающиеся вступить в брак, в-третьих, они вправе включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся их имущественных отношений (ст. 42 СК РФ).

Представляется, что правовая связь между гражданско-правовым и брачным договорами существует, однако она заключается лишь в том, что основные правовые идеи, общие положения гражданского договорного права пронизывают и брачный договор, но в результате этого специфика последнего не утрачивается, что позволяет говорить о его самостоятельности и смешанном комплексном характере.

По мнению автора, особенностью брачного договора является его комплексный характер, а также субъектный состав, время заключения, предмет и содержание договора. Комплексный характер брачного договора объясняется тем, что в нем могут содержаться положения, направленные на установление или изменение правового режима имущества супругов, а также условия предоставления супругами средств на содержание друг друга.

Н.Е. Сосипатрова также считает, что по своей правовой природе брачный договор – гражданско-правовая сделка, обладающая как общими для любой сделки признаками, так и специфическими. К общим признакам относится строго определенный субъектный состав. Участниками договора могут быть супруги или лица, вступающие в брак. Принадлежность к первой категории не вызывает сомнения – это граждане, состоящие в зарегистрированном браке. Что касается лиц, вступающих в брак, то закон четко не устанавливает, с какого момента гражданин может быть отнесен к этой категории. По общему правилу известно, что брачный договор подлежит обязательному нотариальному удостоверению. Удостоверяя договор, нотариус должен установить, что заключающие его стороны являются субъектами, указанными в ст. 4 °CК РФ.

Исходя из смысла норм гл. 3 СК РФ, вступающими в брак можно считать лиц после подачи ими заявления в органы ЗАГС, поскольку лишь имеющие такое намерение, но не подавшие соответствующего заявления (не достигшие 18-летнего возраста), определяются в ст. 13 СК РФ как «желающие вступить в брак».

На первый взгляд может показаться, что выяснение этого вопроса не имеет принципиального значения, так как если договор заключен до регистрации брака, он вступает в силу только после его государственной регистрации (ч. 2 п. 1 ст. 41 СК РФ). Поэтому если даже нотариус удостоверит соглашение лиц, не подавших заявление в ЗАГС, оно не породит правовых последствий. Однако при более глубоком анализе вопроса о субъектном составе данного договора можно прийти к следующему выводу.

Если норму ст. 41 СК РФ распространить на всех лиц, желающих заключить брачный договор, в том числе и на тех, кто не имеет в данный момент намерения регистрировать брак, это породит правовую неопределенность: как долго может существовать договор, не вступая в законную силу? Общие положения обязательственного права не дают ответа на этот вопрос. Очевидно, что это не может длиться годами. Поэтому можно сделать вывод, что брачный договор, заключенный лицами, не подавшими заявления о регистрации брака (даже если он нотариально удостоверен), должен быть признан ничтожной сделкой (с пороком субъектного состава), которая не порождает и не может породить правовых последствий, если в будущем брак не будет зарегистрирован. Поэтому Н.Е. Сосипатрова считает, что с целью недопущения правовой неопределенности в сроке действия договора между вступающими в брак лицами, отказавшимися от регистрации брака, полагается рассматривать данный договор как прекратившийся. В принципе такое же мнение о последствиях незарегистрированного брака после заключения брачного договора высказала А.Г. Масевич, которая считает, что договор в данном случае аннулируется.

Практическое назначение брачного договора, соотносится с целью его заключения – изменить законный режим имущества супругов для максимального его приспособления к потребностям супругов.

На практике, как правило, мотивом заключения брачного контракта выступает желание состоятельных супругов не допустить изменения своего имущественного положения в случае расторжения брака и традиционного с ним раздела общего имущества. Личная мотивация супругов в данном случае при заключении брачного договора юридического значения не имеет.

В законе нет прямого указания на то, может ли брачный договор быть подписан представителями сторон на основании доверенности. Решение данного вопроса зависит от возможности отнесения брачного договора к сделкам строго личного характера (п. 4 ст. 182 ГК РФ). В литературе также нет однозначного мнения на этот счет. Одни авторы утверждают, что брачный договор относится к таким сделкам, поэтому его подписание представителями сторон невозможно. Другие признают возможным заключение брачного договора через представителя при наличии надлежаще оформленной доверенности, содержащей основные условия брачного контракта, что вытекает из имущественного характера сделки. Анализ статей СК РФ позволяет нам сделать вывод, что брачный договор следует отнести к сделкам строго личного характера. В отличие от большинства сделок имущественного характера брачный договор нерасторжимо связан с личностями его участников, поэтому не может быть заключен ни с участием законного представителя, ни по доверенности.

Таким образом, представляется, что субъектами брачного договора могут быть: полностью дееспособные совершеннолетние, а также эмансипированные несовершеннолетние мужчина и женщина (п. 1 ст. 12 СК РФ); после государственной регистрации заключения брака – несовершеннолетние, получившие разрешение со стороны соответствующего государственного органа на вступление в брак; с согласия попечителя – ограниченно дееспособные совершеннолетние мужчина и женщина.

В зарубежных странах такая практика существует при соблюдении письменной формы и личного присутствия супругов. Во Франции он подлежит нотариальному удостоверению, в Италии должен быть зарегистрирован в местном органе власти, а если договор касается недвижимого имущества, то в органах, регистрирующих сделки с недвижимостью.

В результате рассмотрения брачного договора с позиции, относящей его к семейно-правовой природе, можно обозначить следующее: в семейном законодательстве для регулирования супружеских имущественных отношений используется такая правовая форма, как договор. У сторонников этой точки зрения есть основания утверждать, что специальный субъектный состав брачного договора, его виды, цели, предмет, содержание, ориентация на общие начала семейного права специфичны. Поэтому они полагают, что недопустим перенос в сферу договорного регулирования супружеских имущественных отношений категории гражданско-правового договора. Представляется, что наиболее адекватной правовой формой для этого будет семейно-правовой договор.

Правовая специфика брачного договора проявляется, в частности, в определении тех возмездных и безвозмездных элементов, которые могут быть отражены в его содержании. Существенным отличием брачного договора в данном плане является то, что в рамках одного брачного договора могут одновременно сочетаться как возмездные, так и безвозмездные начала, что в принципе недопустимо с формально-догматической точки зрения в иных гражданско-правовых соглашениях. Кроме того, несмотря на то, что предметом брачного договора по законодательству РФ могут быть исключительно имущественные отношения, специфичность указанных отношений позволяет сделать вывод, что презумпция возмездности договоров, установленная ст. 423 ГК РФ, к брачным договорам неприменима.

Существенная специфика брачного договора проявляется также в отражении в его конструкции принципа свободы договора. Одна из граней содержания принципа свободы договора заключается в том, что потенциальные участники договорных отношений, как правило, свободны в выборе контрагента (партнера) по договору. Только от свободной и независимой воли сторон зависит решение этого вопроса. Однако в конструкции брачного договора данный элемент содержания принципа свободы договора отсутствует. В соответствии со ст. 4 °CК РФ сторонами брачного договора могут быть только супруги, а также лица, намеревающиеся вступить в брак. Вследствие этого у супругов изначально отсутствует возможность выбора контрагента по договору. Противоположной стороной в брачном договоре для мужа может быть только жена, а для жены, соответственно, только муж. Для лиц, вступающих в брак, возможность выбора контрагента по брачному договору реализуется (только косвенным образом) посредством принятия решения вступить в брак с конкретным человеком.

Подводя итоги рассмотренных доводов, необходимо отметить некоторые моменты, касающиеся соотношения понятий договора в гражданском и семейном законодательстве. Известно, что в гражданском законодательстве «.договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей» (п. 1 ст. 420 ГК РФ). В свою очередь, семейное законодательство также использует термин «соглашение» в качестве основы правовой дефиниции при определении понятия «брачный договор. Однако брачный договор не имеет аналогов среди гражданско-правовых договоров, а его стороны связаны не столько экономическими и юридическими, сколько личными, эмоциональными отношениями друг с другом, основанными на браке, любви, взаимном влечении, что оказывает существенное воздействие на договорные отношения между субъектами брачного договора.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что брачный договор имеет гражданско-правовые корни, но семейно-правовую принадлежность.

Рассматривая брачный договор, заключенный между лицами до регистрации брака, как разновидность гражданско-правового договора, который имеет право на существование, следует заметить, что в него в соответствии с действующим законодательством нельзя включить условие о распространении на имущество такой категории граждан режима общей совместной собственности. Из этого следует, что в связи со значительным объемом фактических браков целесообразно прямо в законе разрешить фактическим супругам заключать брачное соглашение, в том числе с условием распространения на их имущество режима общей совместной собственности, что, на наш взгляд, приведет к стабильности имущественных отношений и обеспечит защиту интересов слабой стороны. Данная точка зрения достаточно актуальна в настоящее время. Выше уже было отмечено, что фактические супружеские отношения имеют широкую распространенность в современном обществе, это вызвано различными причинами, но это не значит, что законодатель должен игнорировать соответствующую нормативную регламентацию подобных явлений. Полагается, что данный вид общественных отношений нуждается в законном урегулировании.

Представляется, что брачный договор является консенсуальным, двусторонним, возмездным и взаимным, в нем всегда имеются встречные имущественные предоставления. Хотя некоторые авторы считают брачный договор безвозмездным.

Существенным условием брачного договора, на наш взгляд, является изменение хотя бы одного имущественного права или одной обязанности супругов по сравнению с установленным законом режимом имущества супругов.

С момента вступления в силу СК РФ прошло уже 15 лет. И, несмотря на его преимущественную диспозитивность в регулировании семейно-брачных отношений, небольшое число граждан стремится воплотить в реальность возможности, предоставляемые семейным законодательством. В свою очередь, семейные правоотношения являются одной из наиболее сложных с точки зрения правового регулирования областей общественной жизни. Однако современные тенденции распространяются и на столь специфичную сферу общественных отношений, как брак и семья. Это связано с тем, что со сменой политического режима, а также с восстановлением института частной собственности граждане, естественно, стали осторожнее в отношениях друг с другом, это может проявляться, например, в требовании расписки при даче денег в долг или заключение предварительного договора купли-продажи при приобретении или отчуждении чего-либо, появление различных юридических консультаций и справочных правовых систем повысило уровень правовой грамотности населения. В сознании людей появилось такое понятие, как договор, являющийся письменным выражением устной договоренности, способом фиксации взаимных прав и обязанностей. С развалом СССР для большинства людей исчезла возможность решения квартирного вопроса при содействии государства, который и сегодня остается нерешенным для многих, а в особенности для молодых семей. По этим и другим причинам в семейное законодательство требовалось ввести нормы, позволяющие регулировать имущественные отношения супругов брачным договором.

Несмотря на то что в жизни семьи имущественные отношения занимают значительно меньше места, чем личные неимущественные, они, тем не менее, составляют основной массив отношений супругов, регулируемых правом. В современной жизни имущественные отношения супругов стали играть значительную роль. Именно материальная сторона семейной жизни становится одним из главных факторов, определяющих роль, права и обязанности каждого из супругов в быту. Это в первую очередь связано с теми изменениями, которые происходят в экономической жизни современного российского общества, что не может не влиять на формирование и изменение жизненных ценностей людей. Имущественные споры зачастую становятся главной причиной распада семьи. Это подтверждается и судебной практикой, анализ которой показывает, что из года в год возрастает число споров, связанных с разделом супругами имущества, нажитого в период брака. Однако в российском обществе супруги все еще редко прибегают к распределению имущественных прав и обязанностей посредством договора.

Все изложенное выше предопределяет актуальность вопроса договорного режима имущества супругов в современных условиях жизни.

Проблема регулирования семейных отношений посредством брачного договора в российском обществе актуальна по следующим причинам:

изменение экономического строя, переход к рыночной экономике;

изменение основных принципов регулирования имущественных отношений, в том числе и имущественных отношений супругов;

формирование нового гражданского и семейного законодательства;

переосмысление основных ценностей обществом и семьей как ячейкой общества.

Совсем недавно о брачном договоре можно было говорить лишь при характеристике семейного права зарубежных государств. Причем в ходе такого разговора, как правило, полагалось отметить, что сама идея брачного договора чужда воззрениям советских людей и даже является порочной в корне. С юридической точки зрения считалось неоправданным двойственное правовое регулирование имущественных отношений супругов – посредством применения законодательных предписаний либо заключения брачного договора. Однако возможность заключения брачного договора всегда представлялась привлекательной. По-видимому, это связано с тем, что супругам предоставлялась возможность самостоятельно и, главное, свободно определять взаимные права и обязанности. В условиях, когда государство ничего частного не признавало, когда отчетливо проявлялось стремление «все и вся» урегулировать правовыми нормами, возможность регламентации отношений договором, конечно, была манящей.

В новейшем гражданском законодательстве, в том числе в семейном, содержатся правовые нормы, допускающие заключение брачного договора, определяющие круг субъектов, которые могут его заключить, содержание договора, порядок его заключения и т. д.

Приветствуя введение в российскую правовую систему института брачного договора, тем не менее не следует преувеличивать его значение. Представляется, что брачный договор не будет иметь широкого распространения. Даже в странах с развитой рыночной экономикой, где отношения между людьми в большей степени, нежели в России, строятся на расчете, брачный договор встречается сравнительно редко.

Что касается России, то в массовом сознании российских граждан брачный договор воспринимается как нечто экзотическое. Часто отношение к нему негативное, поскольку желание урегулировать отношения между супругами (будущими супругами) брачным договором нередко считается проявлением бездуховности. Между супругами (будущими супругами) нередко достигаются различного рода договоренности о принадлежности имущества и т. п., но далеко не всегда эти договоренности облечены в какую-либо иную форму, кроме как устную. Хотя обычно рекомендуется формализовать упомянутые соглашения (в том числе путем заключения брачного договора), однако не стоит абсолютизировать значимость подобного договора, учитывая жизненные реалии, а также соображения этического характера.

При заключении брака будущие супруги чаще всего не заглядывают далеко в будущее, полагая, что проживут они долго и счастливо. У них не возникает мысли о необходимости предусмотреть заранее способы раздела совместного имущества или определить иные имущественные права и обязанности друг друга. Требование заключения брачного договора считается неэтичным. Хотя, конечно, с точки зрения юридической и практической использование договорного режима имущества супругов позволяет более обстоятельно (при необходимости весьма детализированно) урегулировать имущественные отношения между супругами.

Наличие договорного режима имущества супругов дает им право свободного распоряжения нажитым в браке имуществом с учетом современных социально-экономических условий и уклада жизни населения, а также исходя из своих конкретных обстоятельств и интересов.

Появление института брачного договора не означает, что все лица при вступлении в брак обязаны заключать такой договор. Закон лишь предоставляет будущим супругам и реальным супругам право самостоятельно определять в брачном договоре свои имущественные взаимоотношения в браке, но не обязывает их к этому. Большинство лиц вряд ли будет заключать брачный договор, если их имущество состоит преимущественно из предметов потребительского назначения, что характерно для большинства молодых российских семей. В этом случае их отношения будут регулироваться нормами о законном режиме имущества супругов.

Заключение брачного договора должно представлять интерес, главным образом, для супруга, желающего оградить в случае развода свое предприятие от раздела всего имущества, как это предусмотрено семейным законодательством, или же для лиц, которые на момент вступления в брак уже обладают достаточно высоким имущественным положением и высоким заработком и имеют намерение в дальнейшем делать определенные крупные имущественные вложения. Кроме того, заключение брачного договора позволит супругам избежать споров, которые часто возникают после прекращения брака.

Учитывая масштабы территории Российской Федерации можно отметить, что число брачных договоров незначительно, а принимая во внимание то, что количество расторжения браков ежегодно увеличивается, в связи с чем возникают и соответствующие трудности при разделе имущества, пренебрежение таким правовым инструментом, как брачный договор не всегда уместно. Хотя необходимость его заключения возникает в основном у лиц с разным материальным и социальным положением, у которых есть что делить и за что бороться.

Рассуждая о перспективности брачного договора в России, сложно дать однозначный ответ. Одной из основных причин, тормозящих его распространенность среди граждан, – это скептическое отношение к самой идее договорного регулирования имущества супругов. В России еще не сложилась традиция заключения брачного договора, для этого потребуется время. Тем не менее институт брачного договора требует законодательной корректировки и доработки, как уже указывалось выше, в регламентации нуждается формулировка термина «лица, вступающие в брак», а также необходимо урегулировать срок его действия после нотариального удостоверения, до момента государственной регистрации заключения брака.

На наш взгляд, брачный договор является самостоятельным договором, имеющим семейно-правовую природу, о чем свидетельствует наличие специфической лично-доверительной направленности договора на установление условий совместного существования, имущественных отношений супругов либо будущих супругов.

Итак, на основании ч. 1 ст. 42 СК РФ можно определить договорный режим имущества супругов как режим совместной, долевой или раздельной собственности, установленный супругами в брачном договоре на все имущество супругов, его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Одна из ключевых проблем заключается в том, что СК РФ не дает ответ на вопрос: к какому именно супружескому имуществу может быть применен тот или иной вид договорного режима? Для решения данной проблемы необходимо рассмотреть состав данного режима.

Таким образом, можно полагать, что, доработав и предельно приблизив к совершенству нормы, регулирующие отношения супругов по поводу их имущества, брачным договором можно добиться исключения многих сложностей в процессе его заключения, что, вероятно, повысит потребность в необходимости брачного договора для будущих супругов или для лиц, которые уже состоят в законном браке.

В юридической литературе некоторые авторы напрямую связывают возможность отнесения лиц к категории «лица, вступающие в брак» с фактом подачи заявления о регистрации брака в органы ЗАГСа. Причем некоторые нотариусы при удостоверении брачного договора требуют предоставления справки органа ЗАГСа, получение которой может оказаться весьма проблематичным. Более того, Н.Е. Сосипатрова и А.Н. Чашин договор, заключенный лицами, не подавшими заявления о регистрации брака, предлагают считать ничтожной сделкой. Т.Ю. Селезнева считает, что лица, лишь имеющие намерения вступить в брак, но не подавшие соответствующего заявления (например, не достигшие 18-летнего возраста), определяются как «желающие вступить в брак». Возможно, под вступающими в брак лицами законодатель подразумевал именно лиц, подавших заявление в органы ЗАГ С, так как данный термин встречается также в Федеральном законе «Об актах гражданского состояния» применительно к лицам, подающим заявление о регистрации брака. Так как закон не устанавливает срок, в течение которого после заключения брачного договора должен быть зарегистрирован брак, и не содержит требования о том, что до заключения брачного договора необходимо подать заявление о регистрации брака, более обоснованной представляется точка зрения, согласно которой право на заключение брачного договора существует независимо от подачи заявления о заключении брака (Л.Б. Максимович, А.В. Мыскин, А.А. Игнатенко). Просто такой договор приобретет юридическую силу с момента заключения брака. Следует также отметить, что заключение брачного договора не является дополнительным условием вступления в брак. Если лица так и не вступят в брак, специальной отмены брачного договора, как справедливо отмечено А.Г. Князевым и Ю.И. Николаевым, не требуется. Возможно, что со временем законодатель сочтет нужным закрепить дополнительное условие для «лиц, вступающих в брак», а именно факт подачи заявления о регистрации брака в органы ЗАГС. Например, Семейный кодекс Украины прямо гласит, что брачный договор может быть заключен лицами, подавшими заявление о регистрации брака, а также супругами. Тогда будет необходимо утвердить специальную форму свидетельства, которая явится подтверждением того, что лица подали заявление о регистрации брака.

Во избежание дальнейшего неоднозначного толкования указанной нормы в п. 1 ст. 41 СК РФ, на наш взгляд, было бы целесообразно включить следующее положение: «Возможность заключения брачного договора до государственной регистрации заключения брака не зависит от факта подачи лицами заявления о заключении брака в органы записи актов гражданского состояния».

Способность к заключению брачного договора следует связывать со способностью к вступлению в брак. Следовательно, сторонами брачного договора не могут быть (ст. 13, 14 СК РФ): несовершеннолетние (не считая случаев, предусмотренных законом); лица, из которых хотя бы одно лицо уже состоит в другом зарегистрированном браке; близкие родственники; усыновители и усыновленные; лица, признанные судом недееспособными вследствие психического расстройства.

Вследствие этого мы не согласны с мнением Ю.В. Байгушевой о возможности заключения брачного договора опекуном от имени недееспособного супруга с разрешения органа опеки и попечительства.

Ученые расходятся во мнении по вопросу о возможности заключения брачного договора несовершеннолетним лицом, в отношении которого вынесено решение о снижении брачного возраста, до государственной регистрации заключения брака. Так, П.В. Крашенинников считает, что заключение брачного договора до регистрации брака между лицами, хотя бы одно из которых является несовершеннолетним, невозможно. В юридической литературе имеется и противоположная точка зрения. Есть также мнение, что несовершеннолетний может заключить брачный договор с момента вынесения решения о снижении брачного возраста с письменного согласия законного представителя.

Так как несовершеннолетний приобретает гражданскую дееспособность в полном объеме только после вступления в брак (ч. 2 ст. 21 ГК РФ), в целях единообразного толкования и применения закона в данной части предлагаем дополнить п. 1 ст. 41 СК РФ абзацем следующего содержания: «До государственной регистрации заключения брака заключение брачного договора между лицами, хотя бы одно из которых является несовершеннолетним, невозможно».

Законодателем также не разъяснен вопрос о возможности заключения брачного договора ограниченно дееспособным совершеннолетним гражданином. В юридической литературе высказывается мнение, что заключение брачного договора ограниченно дееспособными лицами не допускается, так как не относится к числу мелких бытовых сделок. Л.М. Пчелинцева говорит о возможности заключения брачного договора такими лицами с согласия попечителей. Так как законодатель установил запрет на заключение брака только в отношении недееспособных лиц, представляется, что ограниченно дееспособное лицо может заключить брачный договор с согласия попечителя (в соответствии с ч. 1 ст. 30 ГК РФ).

В связи с этим предлагается четко обозначить на законодательном уровне право несовершеннолетних (в том числе эмансипированных), в отношении которых вынесено решение о снижении брачного возраста, а также лиц, ограниченных судом в дееспособности, на заключение брачного контракта.

В законе нет прямого указания на то, может ли брачный договор быть подписан представителями сторон на основании доверенности. Решение данного вопроса зависит от возможности отнесения брачного договора к сделкам строго личного характера (п. 4 ст. 182 ГК РФ). В литературе также нет однозначного мнения на этот счет.

Одни авторы утверждают, что брачный договор относится к таким сделкам, потому его подписание представителями сторон невозможно. Другие признают возможным заключение брачного договора через представителя при наличии надлежаще оформленной доверенности, содержащей основные условия брачного контракта, что вытекает из имущественного характера сделки. Анализ статей СК РФ позволяет нам сделать вывод, что брачный договор следует отнести к сделкам строго личного характера. В отличие от большинства сделок имущественного характера брачный договор нерасторжимо связан с личностями его участников, поэтому не может быть заключен ни с участием законного представителя, ни по доверенности.

Таким образом, представляется, что субъектами брачного договора могут быть: полностью дееспособные совершеннолетние, а также эмансипированные несовершеннолетние мужчина и женщина (п. 1 ст. 12 СК РФ); после государственной регистрации заключения брака – несовершеннолетние, получившие разрешение со стороны соответствующего государственного органа на вступление в брак; с согласия попечителя – ограниченно дееспособные совершеннолетние мужчина и женщина.

При заключении брачного договора фактическими супругами он вступит в силу только после государственной регистрации брака между ними. А.В. Слепакова в качестве альтернативы брачному договору предлагает фактическим супругам использовать гражданско-правовые соглашения, основанные на положениях ГК РФ об общей долевой собственности. Вместе с тем, как считает М.В. Антокольская, в связи со значительной распространенностью фактических браков целесообразно прямо разрешить таким супругам заключать брачные соглашения, в том числе и с условием распространения на их имущество режима общей совместной собственности. С одной стороны, это увеличило бы количество заключаемых брачных договоров, с другой – такие лица предпочитают зарегистрированному браку фактические семейные отношения именно потому, что последние не влекут правовых последствий.

Существенным фактором, определяющим возможность заключения теми или иными лицами брачного договора, будет являться также их гражданство. Кроме того, при заключении брачного договора важно учитывать местонахождение имущества супругов, так как далеко не всегда в стране, где это имущество находится, будет признан брачный договор, заключенный в РФ. Дело в том, что, во-первых, в некоторых странах прямо запрещается изменение законного режима имущества супругов посредством заключения брачного договора (Аргентина, Боливия, Куба, Румыния и др.), во-вторых, в некоторых странах заключение брачного договора возможно только до регистрации брака (Бразилия, Колумбия, Япония, Португалия, Венесуэла и др.), в-третьих, условия, с которыми в разных странах связывается действительность изменения легального режима в брачном договоре, также различаются: это может быть соблюдение супругами определенных сроков (Франция, Люксембург) или наличие судебного контроля (Франция, Бельгия, Греция, Израиль, Монако, Нидерланды, Турция). Поэтому лица, являющиеся гражданами разных государств, принимая решение о заключении брачного договора, должны учитывать особенности законодательства страны, гражданином которой является супруг (или лицо, намеревающееся им стать), не являющийся гражданином России.

Объектом брачного договора могут быть только имущественные отношения супругов. Особенностью предмета брачного договора является то, что он может быть заключен как в отношении имеющегося (нажитого в браке, добрачного имущества каждого из супругов), так и в отношении будущего имущества супругов.

Согласно законодательству имущество супругов состоит из имущества, нажитого ими во время брака, и имущества каждого из супругов. В зависимости от того, законом или брачным договором установлен порядок владения, пользования, распоряжения и управления имуществом, следует различать законный и договорный режимы имущества супругов.

В связи с отсутствием законодательного закрепления определения «правовой режим имущества супругов» предлагается следующее определение данного понятия: это система юридических правил, регулирующих действия (бездействие) супругов по реализации их имущественных прав и обязанностей.

В части 1 ст. 34 СК РФ установлено, что «.имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью». Данный режим имущества супругов, провозглашенный «законным», начинает действовать автоматически с момента регистрации брака при отсутствии брачного договора. Законный режим имущества супругов регламентируется ст. 33–39 СК РФ и ст. 256 ГК РФ.

Представляется, что определение режима как «законного» не совсем корректно с точки зрения юридической лексики. Ведь по аналогии отличный от законного договорный режим имущества получается незаконным. Так как совместная собственность устанавливается только в отношении нажитого в браке имущества, правильнее звучало бы определение данного режима, например, как общего режима нажитого в браке имущества.

Как указывает М.В. Антокольская, «.режим совместной собственности супругов, существующий в России, может быть назван режимом ограниченной общности или общности приобретений, поскольку общим становится только имущество, приобретенное супругами в период брака». Режим совместной собственности супругов означает, что они обладают равными правами на имущество, нажитое во время брака, т. е. пользуются, владеют и распоряжаются этим имуществом по взаимному согласию и независимо от того, какой вклад был внесен каждым в нажитое. Совместную собственность в самом общем виде можно определить как собственность бездолевую. В составе общего имущества супругов могут быть как права требования (например, право на получение дивидендов, страхового возмещения), так и обязанности по исполнению, долги (обязанность вернуть деньги по договору займа, если он заключен в интересах семьи; оплатить по договору ремонт квартиры и т. д.). М.В. Антокольская считает, что супруги в брачном договоре могут даже оговорить, какие долги будут относиться к категории личных, а какие – к категории общих долгов.

Согласно ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся: доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности; полученные каждым из супругов пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.); приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации; любое другое имущество, не изъятое из гражданского оборота, нажитое супругами в период брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Для сравнения, семейное законодательство Германии к общему имуществу супругов относит только прирост имущества супругов, при этом каждый из супругов сможет распорядиться принадлежащими лично ему предметами домашнего обихода только с согласия другого супруга.

Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода (ст. 34 СК РФ). Для единообразного применения норм, регулирующих процедуру определения права супруга на долю в общем имуществе супругов, целесообразно, на наш взгляд, обозначить примерный перечень обстоятельств, представляющих собой «другие уважительные причины»: уход за членами семьи, нуждающимися в постороннем уходе; отсутствие возможности получения дохода по состоянию здоровья (за исключением случаев, когда ухудшение состояния здоровья было вызвано злоупотреблением спиртными напитками, наркотическими веществами, связано с совершением супругом умышленного преступления или умышленным причинением вреда самому себе) или по иным, не зависящим от супруга обстоятельствам (отсутствие возможности трудоустройства, служба в армии и т. п.).

Верховный Суд РФ в п. 15 Постановления от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» разъяснил судам следующее: не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученные в дар или в порядке наследования. Если в споре о разделе совместной собственности будет доказано, что один из супругов скрыл общее имущество, или произвел его отчуждение, или израсходовал его вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, суд учитывает это имущество либо его стоимость при разделе (п. 16 Постановления). Например, в ходе судебного слушания доказано, что муж проиграл в казино 200 тыс. руб., а доли супругов признаны равными, то муж при разделе должен получить имущество, стоимость которого на 100 тыс. руб. меньше, чем причитается его жене.

При отсутствии брачного договора владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов будет регулироваться правилами ст. 35 СК РФ. Данные правомочия осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

К собственности каждого из супругов в соответствии со ст. 36 СК РФ относится: имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак; имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар (для того чтобы подаренную вещь можно было отнести к собственности одного из супругов, необходимо, чтобы дар был сделан именно в пользу этого супруга, а не в пользу обоих), в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам; вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие (под вещами индивидуального пользования следует понимать вещи, обслуживающие потребности только одного из супругов), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (так как в законодательстве не определены критерии, по которым вещи могут быть отнесены к драгоценностям или предметам роскоши, на практике учитывается их значительная стоимость и то, что эти вещи не относятся к предметам первой необходимости), хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался; исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата. Суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них (ч. 4 ст. 38 СК РФ).

Согласно ст. 37 СК РФ имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т. п.).

Совместно нажитое имущество в фактическом браке будет считаться долевым имуществом двух граждан по правилам ГК РФ. Для сравнения: Семейный кодекс Украины содержит нормы, распространяющие режим общей совместной собственности на имущество фактических супругов. В то же время Пленум ВС РФ в п. 18 Постановления № 15 указал: на имущество, сообща приобретенное лицами, состоявшими в фактическом браке до 8 июля 1944 г., распространяется режим совместной собственности.

В юридической литературе существует мнение, что предметом брачного договора может быть имущество, как имеющееся в наличии, так и будущее, а также имущество каждого из супругов, приобретенное ими до вступления в брак. В частности, М.В. Антокольская по этому поводу отмечает: «Супруги с помощью брачного договора вправе перераспределить и имущество, принадлежащее каждому из них, в том числе и добрачное. Они могут, например, установить, что все это имущество будет являться их общей собственностью».

Иной позиции придерживается Н.Ф. Звенигородская, считающая, что «.. в данном случае мы имеем дело с конструкцией смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ), которая неприменима к брачному договору, поскольку тогда им будут регулироваться отношения хоть и одних лиц… но разных субъектов – до брака их назовем субъектами гражданского права, а уже после брака – субъектами семейного права».

С последней позицией трудно согласиться. Перечень условий брачного договора не является исчерпывающим, поскольку абз. 3 п. 1 ст. 42 СК РФ предусмотрено, что в брачном договоре могут содержаться любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

Семейное право является самостоятельной отраслью, поскольку имеет свой предмет и метод правового регулирования. Вместе с тем в силу ст. 4 СК РФ к семейным отношениям, не урегулированным СК РФ, подлежат применению нормы гражданского законодательства, если это не противоречит существу семейных отношений.

Статьей 421 ГК РФ установлено, что стороны свободны в заключении договора, как предусмотренного законом или иными правовыми актами, так и не предусмотренного ими. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору в соответствующих частях применяются правила о договорах, включенных в состав смешанного договора, если иное не следует из такого смешанного договора.

Следовательно, в брачный договор может быть включено условие об определении правового режима имущества супругов, нажитого до брака.

Следует согласиться с мнением А.И. Бычкова, что смешанным такой договор не является, поскольку представляет собой обычный брачный договор без элементов каких-либо иных договоров.

Иным образом обстоит дело с брачным договором, в котором в состав распределяемого по нему имущества включаются исключительные права.

СК РФ включает в состав договорного режима режимы совместной, долевой и раздельной собственности.

Отличие режима совместной собственности, определяемого в брачном договоре, от законного состоит в том, что супруги могут установить такой режим и в отношении отдельных видов имущества обоих супругов, и в отношении имущества каждого из супругов. Соглашаясь с мнением С.В. Залучина, согласно ч. 1 ст. 42 СК РФ супруги при жизни могут установить режим совместной собственности на имущество, нажитое до брака, а также имущество, полученное одним из супругов в дар, в порядке наследования или по иному безвозмездному основанию.

Содержание режима долевой собственности изложено в ст. 244–252 ГК РФ. Согласно ч. 2 ст. 244 ГК РФ долевой собственностью является такой режим, когда имущество находится в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности. Основным отличием данного режима от режима совместной собственности является возможность изменения соотношения долей супругов в принадлежащем семье имуществе. Данный правовой режим может быть применен и к личному имуществу супругов, и к имуществу, составляющему совместную собственность супругов. При заключении брачного договора супругам предоставляется несколько вариантов установления долевой собственности на совместно нажитое имущество: приведением конкретного перечня имущества, в отношении которого будет применяться долевой режим, а также определением конкретных долей каждого из супругов в отношении данного имущества, либо установлением данного режима на все имущество супругов.

Сущность режима раздельной собственности заключается в том, что имущество, подчиненное этому режиму, находится в собственности только одного из супругов. Режим раздельной собственности может быть применен к имуществу, которое в соответствии с законным режимом является общим. Такой режим может быть установлен в отношении всего имущества супругов или его отдельных видов. Однако применение режима раздельности абсолютно ко всему имуществу супругов оказывается наиболее проблематичным на практике в связи с трудностью доказывания, на чьи доходы было приобретено имущество в целях определения собственника имущества. Поэтому более разумным представляется установление режима раздельности только на регистрируемое имущество (в частности, объекты недвижимости, транспортные средства, вклады в кредитных организациях, доли в уставном капитале коммерческих организаций, в том числе акции). При режиме раздельности необходимо определить, в какой мере каждый из супругов будет выделять средства на ведение общего хозяйства и другие общие расходы. Эти вложения могут быть как равными, так и пропорциональными доходу каждого из супругов.

А.В. Мыскин считает, что «.установление режима раздельности и перечисление в брачном договоре личного супружеского имущества – это разные юридические отношения, с разной правовой природой и разными юридическими последствиями». Что касается личного имущества супругов, то в отношении такого имущества, как показывает анализ норм семейного законодательства, может быть применен либо долевой режим, либо режим совместной собственности.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа отказал в удовлетворении кассационной жалобы муниципального образования городской округ Стрежевой на решение Арбитражного суда Томской области от 17 ноября 2008 г. и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23 января 2009 г. по делу № А67-3801/2008 по иску индивидуального предпринимателя В.П. Щербакова к муниципальному образованию о признании недействительными торгов по продаже в порядке приватизации нежилого здания. Исковые требования мотивированы неосновательностью действий конкурсной комиссии по не допущению к участию в торгах истца. Решением Арбитражного суда Томской области, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда, исковые требования удовлетворены, признаны недействительными торги по продаже нежилого здания. Из обстоятельств дела следует, что В.П. Щербакову было отказано в допуске к участию в торгах с указанием на непредставление нотариально удостоверенного согласия супруги на совершение сделки; представленный В.П. Щербаковым на участие в аукционе брачный договор от 21 марта 2002 г. комиссия не приняла во внимание, сославшись, что он не содержит условие о возможности отчуждения либо приобретения супругом недвижимого имущества без нотариально удостоверенного согласия второго супруга и не может заменить нотариально удостоверенное согласие супруга на совершение сделки. Исходя из того что брачный договор, представленный В.П. Щербаковым с заявкой на участие в аукционе содержит условие о том, что недвижимость, приобретенная супругами во время брака в случае его расторжения является собственностью того супруга, на чье имя данное имущество будет оформлено, а законодательное регулирование совершения сделок с недвижимым имуществом не предусматривает обязательное нотариальное удостоверение и (или) обязательную регистрацию сделок купли-продажи, за исключением сделок купли-продажи жилых помещений, судами сделан обоснованный вывод о том, что заявка В.П. Щербакова была возвращена без законных к тому оснований. При таких обстоятельствах выводы судов о том, что конкурсной комиссией допущены нарушения порядка проведения аукциона, правомерны.

Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации являются имущественными правами в соответствии со ст. 1226 ГК РФ и составляют разновидность имущества – объекта гражданского оборота в силу ст. 128 ГК РФ.

Соответственно, исключительные права как вид имущества также могут выступать предметом брачного договора. Так, если одному из супругов принадлежит исключительное право и с другим супругом он достиг договоренности относительно передачи ему такого исключительного права или о принадлежности исключительного права им совместно, изменить правовой режим такого имущества они могут как отдельным соглашением, так и включив это условие в брачный договор.

В этом случае в брачном договоре будут содержаться также элементы договора об отчуждении исключительного права, что свидетельствует о его смешанном характере (п. 3 ст. 421 ГК РФ), что означает необходимость применения соответствующих правил, к нему относящихся.

В подтверждение данного вывода можно сослаться на положения п. 11 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» о том, что в случае внесения исключительного права в качестве вклада в уставный (складочный) капитал помимо указания на это в учредительном договоре необходимо заключение отдельного договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора, отвечающего требованиям, установленным частью четвертой ГК РФ. В случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1232 ГК РФ, такой отдельный договор подлежит государственной регистрации.

Таким образом, включение элементов договора об отчуждении исключительного права в состав брачного договора позволяет квалифицировать его как смешанный договор, при этом в отношении такого договора должны быть соблюдены требования по поводу его формы, существенных условий и в случае необходимости – требования п. 2 ст. 1234 ГК РФ.

Это, в частности, означает, что в случае, если в соответствии со ст. 1232 и 1234 ГК РФ договор об отчуждении исключительного права, включенный в состав брачного договора, подлежит государственной регистрации, такой регистрации подлежит весь брачный договор в силу его смешанного характера.

В противном случае несоблюдение данного условия влечет его незаключенность в целом, а не только в части договора об отчуждении исключительных прав, поскольку стороны в таком смешанном брачном договоре установили единую совокупность обязательств (информационное письмо ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”»).

Совершенно справедливым представляется утверждение О.А. Рузаковой и А.Б. Рузакова о том, что «.при изменении режима исключительных прав необходимо учитывать, что распоряжение ими осуществляется в рамках специальных договоров, которые зачастую требуют специальной регистрации. При включении в брачный договор условий об изменении режима исключительных прав, имеющих направленность на использование исключительных прав в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ, такой договор следует рассматривать как смешанный, в котором наряду с условиями брачного договора будут присутствовать условия договоров о распоряжении исключительными правами».

Отдельного внимания заслуживает вопрос обеспечения исполнения обязательств по брачному договору.

В качестве обоснования допустимости применения способов обеспечения исполнения по подобного рода соглашениям можно привести следующий исторический пример из обычного права бурят.

«Договор между родителями жениха и невесты, устанавливающий условия брачного союза детей, назывался худа оролсохо (сватовство). Он строго регламентировался особым ритуалом и церемониями, а также правовыми нормами. Сватовство инициировалось, как правило, стороной жениха. Если родители невесты выражали свое принципиальное согласие на брак, тогда стороны обсуждали условия его заключения. Ключевым условием являлся размер калыма и порядок его уплаты. Размер был произвольным, зависел от воли сторон, определялся прежде всего материальным положением той и другой стороны, личными отношениями родителей, значимыми качествами невесты и другими факторами. Однако он не мог быть меньше размера андзы – меры обеспечения брачного договора, представлявшего собой штраф за неосновательное нарушение брачного договора. Соглашением глав бурятских родов в середине XVIII в. древняя андза в 100 голов скота была снижена до 35, а с 1778 г. до 27 голов – 13 голов крупного рогатого скота и 14 овец и коз».

Современным семейным законодательством данный вопрос не разрешен. Исключение составляет случай применения неустойки за нарушение срока уплаты алиментов, установленный ст. 115 СК РФ.

Вместе с тем с учетом положений абз. 3 п. 1 ст. 42 СК РФ, устанавливающих, что супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, ничто не мешает сторонам брачного договора, руководствуясь принципом свободы договора и в соответствии с правилом ст. 4 СК РФ о применении к семейным отношениям, если это не противоречит их существу, гражданского законодательства, обеспечить исполнение своих обязательств по брачному договору конкретными способами, предусмотренными ГК РФ.

В частности, в брачном договоре стороны могут предусмотреть, что в случае расторжения их брака либо в период брака конкретное имущество передается в собственность одного из супругов с установлением для этого определенного срока, за нарушение которого подлежит уплате неустойка за каждый календарный день просрочки, если имущество находится у супруга, который обязан его передать.

Неустойкой супруги могут также обеспечить исполнение обязательств по участию в доходах друг друга, когда брачным договором предусмотрено, что один из супругов передает часть из заработанных им средств другому супругу в определенный брачным договором срок.

Различными способами супруги могут обеспечить исполнение алиментных обязательств или предусмотреть в брачном договоре более высокий размер процентов за нарушение срока уплаты алиментов в соответствии со ст. 115 СК РФ.

Суды общей юрисдикции, рассматривающие споры о взыскании алиментов, по-разному определяют размер неустойки, подлежащий взысканию.

Так, Президиум Челябинского областного суда отмечает, что ответственность должника за несвоевременную уплату алиментов установлена ст. 115 СК РФ, не предусматривающей снижение ее размера (постановление от 17 февраля 2010 г. по делу № 440 г-9/2010).

Принципиально иной позиции придерживается президиум Московского областного суда, указавший следующее. Возложение законодателем на суды решения вопроса об уменьшении размера неустойки при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств вытекает из конституционных прерогатив правосудия, которое по самой своей сути может признаваться таковым при условии, что оно отвечает критерию справедливости (ст. 14 Международного пакта о политических правах).

Статья 333 ГК РФ подлежит применению к алиментным правоотношениям по аналогии исходя из общей правовой природы и единого существа законной неустойки независимо от того, каким законодательным актом (ГК РФ или СК РФ) она установлена, что не может рассматриваться как снижение степени защиты такого специфического нематериального блага, как право несовершеннолетних детей на получение содержания от родителей, так как неустойка предусматривается законом как способ обеспечения исполнения обязательств и носит компенсационный характер (Постановление от 8 октября 2010 г. по делу № 44 г-167/10).

Позиция Челябинского областного суда представляется более основательной и верной, потому что содержащееся в ст. 4 СК РФ указание на применение к семейным отношениям гражданского законодательства допускается в случаях, если это не противоречит существу семейных отношений и соответствующие отношения не урегулированы нормами семейного права, в связи с чем аналогия гражданского законодательства может иметь место.

Из этого не следует, что заимствование гражданско-правовых механизмов, в данном случае возможности снижения законной неустойки ввиду ее явного несоответствия последствиям нарушенного обязательства, автоматически применяется везде, где СК РФ содержит аналогичные конструкции, нормы о которых не предусматривают подобного механизма.

В статье 115 СК РФ содержится указание на применение законной неустойки при нарушении срока уплаты алиментов, имеющей определенное сходство с аналогичной конструкцией в ст. 395 ГК РФ, устанавливающей ответственность за неисполнение денежного обязательства.

Сходство двух названных конструкций, наличие регулирующей нормы в части применения первой конструкции и отсутствие подобной нормы для второй конструкции само по себе не означает автоматического применения первой нормы к правоотношениям, связанным с применением второй конструкции.

Статья 115 СК РФ не содержит никакого пробела в части возможности снижения законной неустойки, она просто не допускает такой возможности, что в полной мере согласуется с задачами семейного права, отвечает целям защиты прав и охраняемых интересов детей как наиболее слабой и менее защищенной стороны в исследуемом правоотношении, что не может рассматриваться как нарушение разумного баланса интересов всех субъектов данного правоотношения и ухудшение положения должника.

Таким образом, включение в брачный договор способа обеспечения его исполнения в той или иной части свидетельствует о смешанном характере такого брачного договора и о необходимости применения к нему в соответствующих частях правил о входящих в его состав договоров – правил, относящихся к самому брачному договору, а также регулирующих вопросы, связанные с использованием способов обеспечения исполнения обязательств.

Включение в брачный договор элементов договора об отчуждении исключительного права или способа обеспечения исполнения обязательств по нему свидетельствует о его смешанном характере.

С другой стороны, смешанным признается такой договор, который содержит элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, причем под такими договорами, исходя из предмета правового регулирования гражданского законодательства, следует понимать гражданско-правовые договоры.

Вместе с тем само понятие «договор» является родовым и общим и для гражданского, и для семейного права. Семейное законодательство предусматривает специальные правила регулирования соглашений своей отрасли, но в части, не урегулированной и не противоречащей существу семейных отношений, допускает применение гражданского законодательства.

Следовательно, включение в один договор элементов гражданско-правового и семейно-правового договора, в частности брачного договора, свидетельствует о смешанной правовой природе такого договора. К такому смешанному договору в соответствующих частях применяются правила о входящих в него договорах с учетом его существа.

Подтверждение данного вывода можно встретить, в частности, в практике Санкт-Петербургского городского суда, который по одному из рассматриваемых дел указал, что установление в договоре продажи спорной квартиры режима общей долевой собственности основано на действующем законодательстве, а сам договор купли-продажи квартиры с условием об установлении режима общей долевой собственности супругов признан смешанным (от 8 ноября 2010 г. № 33-15102/2010).

Таким образом, избрание того или иного договорного режима связано с тем, какому законному режиму подчиняется данное имущество. Если брачным договором устанавливается режим имущества, нажитого во время брака, то супруги вправе избрать режим раздельной либо долевой собственности. Если же брачным договором устанавливается режим имущества, принадлежащего по закону каждому из супругов, то супруги вправе избрать режим совместной либо долевой собственности. Однако независимо от того, какой режим имущества будет избран супругами, в отношении совместно нажитого имущества, о котором ничего не сказано в договоре, остается в силе законный режим совместной собственности.

На практике редко можно встретить договорной режим в чистом виде, в основном супруги предпочитают смешанный режим, сочетающий и элементы раздельности, и элементы общности. Например: объекты недвижимости находятся в раздельной собственности супругов, а доходы, приносимые ими, – в общей.

Конец ознакомительного фрагмента. Full version

О admin

x

Check Also

Брачный договор между супругами – плюсы и минусы, Вместе рядом

Современный мир живет и работает в соответствии с договорами. Брачный договор не исключение. Двухсторонние сделки в обществе настолько актуальны, что даже прочность семейных отношений иногда зависит от небольшого пункта, оговоренного за несколько дней до свадьбы.

Брачный договор между супругами, Беременна Я

Семейный кодекс России допускает 2 вида имущественных отношений между супругами: законный режим имущества (совместная собственность) и договорный режим имущества (брачный договор). Часто имущество граждан не ограничивается элементарными предметами потребления.

Брачный договор между лицами состоящими в браке

Город ______________, ________________ область, Российская Федерация __________ года рождения, проживающие в г. _________________, по ул.__________, в доме N_____, кв. №__________, заключили настоящий договор о нижеследующем: 2. До заключения брака имущества, могущего быть предметом раздела,нами не приобреталось, и на момент заключения настоящего договоракаких-либо имущественных претензий и неисполненных обязательств по отношению друг к другу мы не имеем.

Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов

Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ» ФАКУЛЬТЕТ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БРАЧНЫЙ ДОГОВОР КАК СПОСОБ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ" 1. Исторические предпосылки возникновения брачного договора и его правовая природа 1.1 Исторические предпосылки возникновения брачного договора 1.2 Правовая природа брачного договора 1.3 Практика применения брачных договоров в зарубежных странах 2. Процессуальные особенности заключения, изменения, расторжения, признания недействительным брачного договора 2.1 Правовые проблемы заключения, изменения и расторжения брачного договора 2.2 Основания и порядок признания брачного договора недействительным Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Реферат: Брачный договор

Просмотров: 35899 Комментариев: 6 Оценило: 15 человек Средний балл: 4.1 Оценка: 4 Скачать 1. 1.1. История возникновения брачного договора……………. 1.1. Понятие и содержание брачного договора……………. Глава 2 Требования к заключению брачного договора………….. 2.1. Заключение брачного договора……………………….. 2. 2.2. Ограничения в брачном договоре……………………. Глава 3 Изменение и расторжение брачного договора………….. 1.1. Прекращение брачного договора……………………… 1.2. Признание брачного договора недействительным…. Современное состояние общества, изменение экономической и правовой системы в России, повлекло рост числа правоотношений, совершаемых в процессе повседневной семейной жизни.

Брачный договор как способ обеспечения имущественных прав супругов

17 мая, 2010 | Ольга ЕЛКИНА Брачный договор как способ обеспечения имущественных прав супругов (53728) Несмотря на это проблематика договорного режима имущества супругов, на наш взгляд, нуждается в дальнейшем изучении, в поиске и разработке направлений совершенствования установленной законодателем договорной конструкции.

Брачный договор между супругами по нормам СК РФ

Брачный договор – созданный сторонами правовой документ, который позволяет решать все имущественные и неимущественные споры между супругами в процессе совместного проживания или после развода.

Как оформить брачный договор, Образец брачного договора

Семейный кодекс РФ определяет, брачный контракт как заключенное между будущими либо нынешними супругами, соглашения, которое призвано регулировать их имущественные взаимоотношения.

Брачный договор на 2016 год: содержание, образец, стоимость – Статьи

О важности заключения брачного договора между любящими людьми Конечно же, сегодня все знают, что по закону все имущество бывших супругов подлежит разделу. В этом материале рассмотрим вопрос о разделе имущества в ситуации, когда между супругами заключен брачный договор.

Брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов

Брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов; Брачный договор – соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и(или) в случае его расторжения.

Брачный договор: заполненный образец, бланк, шаблон с примером

Брачный договор: образец составления договора супругов Системой нормативных правовых актов регламентирован стандартный принцип, определяющий, что мужу и жене все имущественные активы принадлежат на праве совместной собственности.

Брачный договор для ипотеки: образец, условия, оформление

Брачный договор – бумажный документ, заключаемый мужем и женой, оговаривающий будущую жизнь молодоженов, их финансовые и имущественные отношения. Эффективный способ защиты их имущества, включая ипотеку, не только в семейной жизни, но и после развода.

Брачный договор: как заключить контракт о раздельной собственности супругов

Все нюансы составления брачного договора – как мирно разделить имущество В большинстве развитых стран мира брачный договор является самым эффективным способом регулирования имущественных отношений в семье.

Брачный договор между супругами

Здравствуйте, уважаемые читатели! Сегодняшняя тема – брачный договор между супругами. Хочу привести пару примеров. когда заключение брачного договора только укрепляет ячейку общества.

Остаться при своем: зачем нужен брачный договор

Брачный договор – это соглашение между супругами, выраженное в нотариально заверенном документе, регулирующее имущественные отношения и определяющее имущественные и финансовые права и обязанности обеих сторон в браке или же в случае его расторжения.

Брачный договор, Образец – бланк – форма

Брачный договор или брачный контракт – это правовая форма построения имущественных отношений между мужем и женой. Брачный договор изменяет установленный законом режим общей совместной собственности.

Брачный договор за деньги

Предпочтительнее ли супружеский долг брать деньгами? Смотря кто платит. Распространенное условие брачного договора представление содержания бывшей супруги, если развод супругов случился поЗаключение брака не делает эту сумму общей, но проценты, набежавшие в браке на деньги, в силу статьи 34 Семейного кодекса РФ будут общими.

Брачный договор как документ, определяющий имущественные отношения между супругами

Брачный договор как документ, определяющий имущественные отношения между супругами Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет» Кафедра документоведения и всеобщей истории БРАЧНЫЙ ДОГОВОР КАК ДОКУМЕНТ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СУПРУГАМИ Студентки III курса Болячкиной Ольги Викторовны М.В. Угрюмова, старший преподаватель, кандидат исторических наук Глава 1. Нормативно-правовая база оформления брачного договора ……………….6 Глава 2. Понятие, форма и содержание брачного договора ………………………….9 2.1. История развития брачного договора в России и за рубежом …………………. 9 2.2. Порядок заключения брачного договора …………………………………………12 2.3. Оформление реквизитов брачного договора ……………………………………..17 2.4. Содержание брачного договора …………………………………………………. 20 2.5. Недействительность брачного договора ………………………………………….23 2.6. Основные правила изменения и расторжения брачного договора ………. 25 Список использованных источников и литературы …………………………………..34 Брачный договор является новшеством в России и можно с достаточной степенью уверенности предположить, что на первых порах брачный договор не получит широкого распространения в нашей стране, чем вызывает интерес к себе и многочисленные вопросы, касающиеся порядка заключения, правил оформления, у граждан, желающих заключить такой договор.

Брачный договор в Российской Федерации – Гражданское право и процесс

Гражданское право и процесс : Брачный договор в Российской Федерации ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И ИНФОРМАТИЗАЦИИ Кафедра: ГРАЖДАНСКО- ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН ТЕМА: Брачный договор в Российской Федерации.

Брачный договор, контракт супругов, Адвокат юрист по брачным контрактам

➢ Что дает подписание брачного договора будущим супругам? Современное общество привыкло к тому, что создание новой семьи напрямую связано с государственной регистрацией брака.

Брачный договор между будущими супругами

Хотя положения о нем в законодательстве имеются уже давно, практическая реализация законных норм по-прежнему остается на первичном уровне. Популярным и востребованным этот документ пока так и не стал.

Реферат Брачный договор (контракт)

Реферат по правоведению Брачный договор (контракт) Вступление Право на заключение брачного договора. Содержание и форма брачного договора. Начало и сроки действия брачного договора.

Брачный договор или соглашение о разделе совместно нажитого имущества, Ошеров, Онисковец и Партнеры

Брачный договор или соглашение о разделе совместно нажитого имущества? Что лучше – брачный договор или соглашение о разделе совместно нажитого имущества? В современном мире с развитием гражданских прав и свобод, а также постоянно возрастающим желанием обычных граждан совершенствовать свою правовую культуру, всё чаще задаются вопросы о теоретических аспектах того или иного правового действия, о целесообразности оформления юридически значимых документов, таких как страховки, брачные договоры, соглашения о разделе совместно нажитого имущества, соглашения о порядке содержания несовершеннолетнего ребенка, и ряде других.

Общая характеристика брачного договора в российском семейном праве – Брачный договор

Общая характеристика брачного договора в российском семейном праве Говоря о брачном договоре, стоит вспомнить, что же такое само понятие «брак». Брак -- это юридически оформленный свободный и добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий взаимные права и обязанности.

Рейтинг@Mail.ru