Не пропусти
Главная » Брачный договор » Понятие «брачный договор» появилось в российском законодательстве сравнительно недавно
Понятие «брачный договор» появилось в российском законодательстве сравнительно недавно Понятие «брачный договор» появилось в российском законодательстве сравнительно недавно.

Понятие «брачный договор» появилось в российском законодательстве сравнительно недавно

Понятие «брачный договор» появилось в российском законодательстве сравнительно недавно

Понятие «брачный договор» появилось в российском законодательстве сравнительно недавно. 1 марта 1996 года вступил в силу Семейный кодекс Российской Федерации (СК РФ), принятый 29 декабря 2005 г. Входящая в его состав глава 8 «Договорный режим имущества супругов» дает понятие брачного договора и определяет условия его заключения и расторжения, а также дает перечень правоотношений, регулируемых этим договором (ст. 42 СК «Содержание брачного договора»).

Действовавший до этого Кодекс о браке и семье РСФСР от 30 июля 1969 г. предполагал только один режим собственности супругов – режим совместной собственности. Господствовавшая в советские времена идеология предполагала своей целью построение коммунистического общества, где право собственности не существовало бы в принципе. Семья в советской идеологии – «ячейка общества», соответственно, построение семьи мыслилось исключительно с позиций полного равенства супругов во всем, в том числе и в правах на нажитое в браке имущество.

Логика здесь была такова: если оба супруга работали, то и нажить они должны примерно одинаково (разница в доходах различных категорий работников была не так велика, как сейчас), а если кто-то из них (как правило, супруга) не работал, то предполагалось, что вкладом в общий котел было ведение им (ею) домашнего хозяйства. Приобретение в собственность недвижимого имущества было исключением из правил, вынужденным отступлением от идеологии, поэтому проблемами тех лиц, которые вынуждены были в случае развода делить дачные домики и кооперативные квартиры, сознательно пренебрегали. Такие проблемы, как раздел долей в коммерческих предприятиях, не существовали в принципе ввиду отсутствия таких предприятий, т.к. коммерческая деятельность находилась вне закона. Крупных капиталов в стране было немного, и все они находились в тени .

В целом семейное законодательство советского периода в части регулирования имущественных отношений супругов справлялось и более или менее соответствовало требованиям граждан.

С наступлением перестройки, началом осуществления легальной предпринимательской деятельности и, как следствие, появлением первых крупных и при этом легальных состояний выявилось резкое несоответствие старого советского семейного законодательства изменившимся реалиям. Новоявленным бизнесменам потребовались гарантии того, что их бизнес и вновь приобретенное имущество не подвергнутся в любой момент разделу.

Конечно, далеко не все состоятельные россияне стремились к решению этих проблем путем заключения какого-либо соглашения с супругой или супругом. Более того, как известно, первые годы становления рыночных отношений в России были отмечены правовым нигилизмом и решением большинства экономических споров, мягко говоря, во внесудебном порядке.

Но жизнь шла вперед, упростился порядок выезда российских граждан за рубеж, въезда иностранцев в Россию, как следствие, увеличилось количество браков между россиянами и гражданами стран, где заключение брачного контракта является нормой, да и российские бизнесмены стали постепенно приходить к мнению, что улаживать имущественные споры с супругами удобнее и дешевле законным путем. Чаяния всех этих групп населения потребовали скорейшего внесения изменений в действующее российское законодательство, которое и без того в начале 90-х годов подвергалось кардинальному, если не сказать революционному, реформированию.

Законодатель, однако, не торопился менять нормативную базу в части, регулирующей семейные отношения в целом. Только 21 октября 1994 г., когда в силу вступила часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК), обществу было заявлено, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества (ст. 256 ГК). При этом Гражданский кодекс никак не описывал ни сам этот договор, ни условия его заключения и расторжения, ни те отношения, которые могли бы таким договором регулироваться. То есть сама по себе возможность заключения брачного договора была продекларирована, а до реализации этой возможности у законодателя сразу руки не дошли.

Только 1 марта 1996 года, со вступлением в силу Семейного кодекса, брачный договор приобрел необходимый юридический статус, и начала действовать прописанная в этом кодексе правовая база.

Надо сказать, что, несмотря на то, что с тех пор, как россияне получили право заключать брачные договоры, прошло не мало лет, для большинства семей такое регулирование имущественных вопросов до последнего времени оставалось экзотикой. В основном брачные договоры заключали либо очень обеспеченные граждане, либо те россияне, которые заключали брак с иностранцами.

Причин этому несколько.

Во-первых, довольно-таки большая часть населения страны, к сожалению, относится к малообеспеченным слоям общества и не обладает сколько-нибудь существенным имуществом, раздел которого при разводе мог бы создать проблемы, разрешить которые можно только в судебном порядке.

Во-вторых, и это самое главное, в России нет традиции заключения брачных контрактов. Заключение брака – очень своеобразный период в жизни людей, в это время они в первую очередь оценивают чувства своих партнеров, способность поступиться личными интересами ради семьи. Сами попытки рассмотрения вопросов, связанных с возможным разделом имущества при возможном разводе, расцениваются, как стремление получить от брака какую-то выгоду либо как отсутствие чувств и несерьезность намерений.

В-третьих, многих отпугивает сама процедура заключения договора, т.к. брачный договор в обязательном порядке подлежит нотариальному удостоверению (п. 2 ст. 41 СК). Дело в том, что от лиц, его заключающих, нотариус может потребовать предоставления различных документов, подтверждающих те или иные права в отношении имущества, являющегося предметом договора. Вкупе с описанными выше сомнениями в отношении целесообразности самого заключения договора данное обстоятельство иногда приводит к тому, что некоторые пары, решившись, было заключить брачный договор, отказываются от этого либо откладывают на неопределенный срок.

В-четвертых, далеко не все те, для кого брачный договор был бы выходом из непростой ситуации, имеют хотя бы минимальный объем познаний в данной области. Многие люди просто не относятся к идее заключения брачного контракта всерьез, они думают (надо сказать, ошибочно), что обычные имущественные вопросы можно и нужно решать исходя из принципов справедливости путем достижения соглашения уже тогда, когда эти вопросы стали насущными. При этом мало кто из них думает о том, что понятия о справедливости у каждого человека свои и что момент развода не то время, когда супруги готовы поступиться ради этих понятий личными интересами.

Надо сказать, что далеко не всегда отказ от заключения брачного договора является ошибкой. Многие семьи прекрасно живут, не думая о распределении имущества между супругами, нередко и разводы происходят без серьезных осложнений. Но с течением времени меняется не только отношение к брачному контракту, но и законодательство, регулирующее те отношения, которые данный договор затрагивает напрямую.

Многие слышали о вступлении в силу 1 марта 2005 года нового Жилищного кодекса (ЖК). Данный документ кардинально изменил правоотношения в области владения и пользования жилыми помещениями. Даже если учесть тот накал дискуссий, который сопровождал принятие этого закона, нужно сказать, что общество пока не осознало всю полноту изменений. Об этом будет более подробно описано в дипломной работе.

Популярности брачному договору добавляет и постепенно растущая правовая грамотность населения. Люди стали больше интересоваться своими правами и обязанностями, стали больше доверять документальному закреплению совершаемых сделок и соглашений, начали осознавать возможность отстаивания своих прав в суде. Закон перестал быть простым звуком, предметом изучения одних только профессионалов.

Очень важным является применение такого инструмента семейного законодательства, как брачный договор, для стабилизации и развития предпринимательской деятельности. Абсолютное большинство лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, состоят в браке или намереваются заключить брак. Заключение брачного договора существеннейшим образом влияет на стабильность работы как малых, так и крупных предприятий, позволяет избежать внезапных и чаще всего экономически опасных переделов собственности, так называемых «корпоративных захватов», имеющих ярко выраженную криминальную подоплеку.

Кроме того, законодательное регулирование семейных отношений путем закрепления возможности супругов заключать брачные контракты создает дополнительные благоприятные условия для интеграции в мировое сообщество как Российской Федерации в целом, так и ее отдельных граждан в частности. В большинстве развитых стран возможность заключения супругами или лицами, готовящимися ими стать, соглашения относительно имущества семьи закреплена законом. Развитие культурных и деловых отношений между Россией и другими странами приводит к увеличению числа международных браков, причем нередко вступают в них иностранные граждане, имеющие значительные состояния. Законодательная защита иностранных инвестиций необходима не только путем создания благоприятных налоговых и таможенных режимов, но и путем предоставления механизмов регулирования личных имущественных отношений, возникающих в период брака между российскими и иностранными гражданами.

Актуальность данной темы состоит в том, что с развитием рыночных отношений в РФ каждый супруг может иметь в собственности определенное имущество, которым он желает распоряжаться по своему усмотрению, независимо от воли другого супруга, а для регулирования этого вопроса необходим правовой механизм, который нашел свое отражение в брачном договоре.

Цель дипломной работы – комплексное исследование и обобщение нормативной базы современного законодательства о брачном договоре в РФ, а также монографических работ таких авторов, как М.В. Антогольской, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, И.В. Жилинковой, А.П. Сергеева, Е.А. Чефранновой, которые приняли активное участие в разработке данной темы.

Исходя из поставленной цели исследования, автор определил следующие задачи:

Определение правовой природы брачного договора;

Установление особенностей предмета и содержания брачного договора;

Определение структуры брачного договора;

Установление разновидностей имущества супругов, относящегося к предмету регулирования в брачном договоре;

Выявление характерных особенностей различных правовых режимов имущества супругов;

Выявление правовых оснований изменения и прекращения брачного договора;

Глава 1. Становление института брачного договора в России

1.1 История развития брачного договора

Понятие договорных отношений между супругами давно известно во многих странах мира, и в том числе в России. Для более четкого представления о брачном договоре мы обратимся к римскому праву, чтобы рассмотреть развитие и совершенствование института имущественных отношений в историческом плане.

Для брака по римскому праву имело значение отцовское имущественное право. Весь актив, который жена приобрела при вступлении в брак, переходил с юридической необходимостью к мужу, точно так же, как и все то, что жена приобрела во время брака – по наследству, через дарение или своим трудом. Особо следует остановиться на том, как рассматривался в римском праве «свободный» брак. «Свободный» брак по римскому праву не оказывал никакого влияния на имущественные отношения. Приданое жены, как активное, так и пассивное, оставалось у жены. То, что она приобрела во время брака своим трудом, по наследству и т.д., она приобрела для самой себя. Как и муж, она обладала правами по управлению своим имуществом и могла им свободно распоряжаться. Муж юридически не имел никакой власти над имуществом жены. Такой брак не имел никаких имущественных результатов и в случае смерти одного из супругов свободный брак по цивильному праву не создавал наследственных прав для супругов по отношению друг другу.

Существовали три юридических правила, которые имели имущественное значение для свободного брака: во-первых, муж обязан предоставлять своей жене содержание, покрывать все издержки брачного домового хозяйства; во-вторых, дарение между супругами признаются недействительными и могут быть в любое время востребованы назад; в-третьих, иски из воровства между супругами исключаются.

Изменение брачно-семейного права в России было тесно связано с развитием имущественных правоотношений. Органы государственной власти стали уделять все большее внимание регулированию брачно-семейных отношений, являвшихся ранее монополией церкви.

Для заключения брака требовалось волеизъявление или согласие родителей, а при вступлении в брак крепостных – также их владельцев. В первой четверти XVII в. предпринимались попытки ограничить произвол родителей и помещиков при заключении браков, но это свелось лишь к запрету принуждать жениха и невесту к вступлению в брак.

Заключение брака предшествовал обряд обручения (сговор). При этом, если за невестой следовало значительное приданое, особенно в виде землевладений, то составлялась рядная запись. Первый брак совершался в церкви посредством венчания. Второй и третий брак, как правило – посредствам благословения.

Имущество супругов считалось общим, и распоряжался им муж. Однако в законодательстве второй половины XVII века намечается тенденция к раздельности имущества супругов. Ограничивается право отчуждения приданного, которое в случае смерти мужа переходило при отсутствии детей к вдове. Сокращается ответственность жены по обязательствам мужа. По указу о единонаследии 1714 года имущество, полученное женой до замужества, принадлежало ей и во время брака.

В XV-XVI вв. семейные отношения в значительной мере основывались на нормах обычного права и подвергались сильному воздействию церковного права. Юридические последствия мог иметь церковный брак. Для его заключения требовалось согласие родителей, а для крепостных – согласие их хозяев. Стоглав, определял брачный возраст для мужчин в 15 лет, а для женщин – в 12 лет. «Домострой» (свод этических правил и обычаев) и Стоглав, закрепляли власть мужа над женой и отца над детьми. Устанавливалась общность имущества супругов, но закон запрещал мужу распоряжаться приданным жены без ее согласия. Влияние обычая сказывалось на такой особенности имущественных отношений супругов, как семейная общность имущества. При этом общее право супругов распространялось на общие цели семьи, а также совместно приобретенное супругами в браке. Независимо от источника (принесенное супругами в семью или нажитое в браке) семейное имущество подлежало сохранению и последующей передаче детям-наследникам. Имущество, ранее принадлежавшее одному из супругов, будучи включенным, в комплекс семейного имущества, меняло свой статус и становилось общим. В интересах общего семейного бюджета, чтобы гарантировать сохранность приданного, принесенного женой, муж вносил своеобразный залог-«вено» обеспечивая его третьей частью своего имущества. После, смети мужа, вдова владела веновым имуществом до тех пор, пока наследники мужа не выплачивали ей стоимость приданного.

После XV века актом, обеспечивающим сохранность приданного, становится завещание, которое составлялось мужем сразу же после заключения брака. Имущество, записанное в завещании, переходило к пережившей супруге, чем и компенсировалась принесенная ее сумма приданого. В случае смерти жены к ее родственникам переходило право на восстановление приданого. При отсутствии завещания переживший супруг пожизненно или вплоть до вступления во второй брак пользовался недвижимостью, принадлежавшей покойному супругу.

В течение брака приданое оставалось в общем, распоряжении супругов. Общность имущества подтверждал также установленный порядок распоряжения им, при котором все заключавшиеся с этим имуществом сделки подписывались одновременно обоими супругами.

Имущества крестьянского двора могли наследовать только члены семьи, а надельную землю могли наследовать лица, приписанные к сельскому обществу. К наследованию в крестьянских семьях допускались посторонние лица, ставшие членами крестьянского двора: усыновленные, приемыши и незаконнорожденные дети.

Раздел крестьянского двора мог производиться только с согласия большинства сельского общества. В 1886 году законодатель существенно ограничил разделы крестьянских хозяйств.

В семейном праве более четко стал проводиться принцип раздельности супругов, при этом взыскания могли обращаться только на совместное имущество.

1.2 Правовая природа брачного договора

Исследование правовой природы брачного договора следует начать с рассмотрения соотношения брачного договора и брака 1 .

По мнению А.М. Нечаевой, «само по себе название брачный договор во многом определяет его сущность» 2 . Действи shy;тельно, название, как правило, отражает суть договора, по shy;зволяет определить, на что направлена воля его участников.

Это возможно понять, например, из таких названий догово shy;ров, как договор купли-продажи, договор пожизненного со shy;держания с иждивением, договор проката, договор найма жилого помещения, издательский договор и т.д. Что касается названия исследуемого договора, то оно не позволяет однозначно определить его сущность. Однако, не shy;смотря на это, трудно согласиться с утверждением, что «дан shy;ный договор может иметь различные названия: брачный до shy;говор, брачный контракт, соглашение об имущественных правах и обязанностях супругов» 3 . Остановив свой выбор на наименовании брачный договор (ст. 40-44, 46 СК РФ), зако shy;нодатель отграничил его от других договоров с участием супругов. И если брачный контракт все же терминологически весьма близок брачному договору, поскольку, как уже отме shy;чалось, название последнего является переводом с французского и его русским аналогом, то соглашение об имуществен shy;ных правах и обязанностях супругов и брачный договор в содержательном отношении совсем не одно и то же.

В названии исследуемого договора брачный договор дела shy;ется акцент на браке как гражданском состоянии субъектов договора, но сам по себе этот факт не проясняет существа отношений, регулируемых данным договором. Название лишь указывает на некую взаимосвязь договора с браком, однако выявить характер этой взаимосвязи из самого на shy;звания данного договора затруднительно. Поэтому неточным представляется утверждение И.В. Жилинковой о том, что «из названия мы можем сделать вывод лишь о том, что он (брачный договор. – Л.М.) заключается лицами, вступающи shy;ми в брак или состоящими в нем» 1 . Само по себя название не дает достаточных оснований для такого вывода.

Прежде всего, это обусловлено тем, что словосочетание брачный договор может употребляться в двух значениях: в соответствии с нормами русского языка брачным может быть назван не только договор, заключаемый в браке, но и до shy;говор о заключении самого брака. При этом второе значение термина брачный договор является первичным, изначальным и, строго говоря, более соответствует нормам словообразования русского языка, в соответствии с которыми договор за shy;ключается о чем-то или по поводу чего-то (брачный договор – договор о браке), а не при условии существования чего-то (брачный договор – договор, заключенный в браке или при наличии брака).

Корни брачного договора как договора о браке глубоко уходят в российскую историю. Изначально брачным догово shy;ром называли само соглашение о браке, в котором, кроме то shy;го, решались и вопросы, связанные с правовыми последствиями брака. Брачный договор в традиционном русском об shy;ществе представлял собой систему взаимосвязанных элемен shy;тов, имевших определенную очередность и обладающих стро shy;го определенной значимостью. При этом главной составляю shy;щей брачного договора было соглашение о браке, которое на shy;зывалось сговором 1 .

Брачный договор в его изначальном смысле следует рас shy;сматривать как элемент и культурной, и социальной систем общества. Он являлся своеобразным способом сохранения и передачи, сложившихся образцов поведения от поколения к поколению. Поскольку роль родителей в браке молодых в то время была доминирующей, ибо сам брак свершался по ро shy;дительскому выбору, который был, неоспорим и подчинение которому было беспрекословно, то и отношения по поводу предстоящего брака складывались не столько между женихом и невестой, сколько между их семьями. Заключая брач shy;ный договор, родители передавали знания и опыт семейной жизни своим детям. Помимо этого брачный договор помогал в обеспечении интеграции в обществе, поскольку координи shy;ровал действия индивидов и обеспечивал некую стабиль shy;ность на микроуровне 2 .

В допетровскую эпоху брачным договором определялись различного вида обязательства, которыми договариваю shy;щиеся стороны хотели оформить заключение брака. В этих документах речь шла о времени заключения брака, о при shy;даном со стороны невесты или выгодных денег со стороны жениха, о неустойке, которую должна платить отступившая сторона стороне обиженной. Кроме того, в брачном догово shy;ре оговаривались (именно оговаривались, поскольку дого shy;вор заключался в устной форме.) и свадебные расхо shy;ды, кладка (деньги, которые по свадебному обычаю сторона жениха должна была дать стороне невесты), приданое, по shy;дарки (которые составляли важную часть брачного догово shy;ра), количество свадебных гостей, неустойки, залоги, за shy;датки (ими часто выступали подарки).

Договорная сторона брака для русских крестьян имела полную, обязательную юридическую силу. Нарушение такого договора повсеместно являлось основанием для рассмотре shy;ния в волостном суде. В этот период заключение брака ничем существенно не отличалось от заключения любого договора. Брак по форме заключения, по сути, являлся частным видом договора.

Именно в этом значении говорится о брачном договоре и в исследованиях известного дореволюционного юриста И.Г. Ор shy;шанского, посвященных русскому праву, где отмечалось, что «брачный договор производит не определенные частные обя shy;зательства, подобно другим договорам, а совсем другого рода правовое отношение – общение интересов всей жизни двух лиц, причем такое отношение, где на первом месте личные права, а потом имущественные», поскольку «брак – это инсти shy;тут естественный и нравственный, а не гражданско-полити shy;ческий, брачующиеся рассматриваются как люди, а не граж shy;дане» 1 .

Игнорирование различий между изначальным и совре shy;менным значениями понятия брачный договор приводит не shy;которых авторов к неверным выводам, например делает возможным утверждение с негативным оттенком о том, что Ф. Энгельс расценивал брак «как договор, юридическую сдел shy;ку», в то время как в цитате из известной работы «Происхождение семьи, частной собственности и государства» речь на самом деле идет о брачном договоре в его изначальном смыс shy;ле, т. е. как договоре о браке 2 .

Таким образом, в исконном значении понятие брачный до shy;говор тождественно понятию брак. Кстати, именно в этом значении до сих пор употребляется термин брачный договор в отдельных работах по социологии современной семьи 3 .

В правовой теории и законодательной практике некоторых стран и по сей день под брачным договором также понимается именно договор о браке. Например, в соответствие с концепцией, характерной для большинства арабских стран брак рассматривается как двусторонний договор, из чего следует, что заключение брачного договора означает заключение брака, а цель заключения такого договора состоит в создании семьи и продолжении рода (ст. 1 сирийского закона, ст. 1 йеменского закона, ст. 2 иорданского закона) 1 .

В то же время принципиальным отличием термина брачный договор, применяемого современными законодательст shy;вами большинства стран, в том числе российским, состоит в том, что между браком и брачным договором нельзя поставить знак равенства.

Характерным для российского семейного законодательства является отсутствие легального определения понятия брак. Правовая наука определяет брак как юридически оформленный и добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий для них взаимные личные и имущественные права и обязанности 2 , в то время как брачный договор – это соглашение об упорядочении только имущественной стороны совместной супружеской жизни. В результате заключения брачного союза мужчина и женщина получают единый статус супругов, наличие которо shy;го, однако, не препятствует их участию в брачном договоре в качестве двух самостоятельных субъектов права, являющих shy;ся равноправными участниками договорных отношений, что полностью соответствует природе этих отношений.

В то же время, брачный договор не является условием, наличие которого требуется для заключения брака, посколь shy;ку отсутствует в исчерпывающем и не подлежащем расши shy;рительному толкованию перечне условий заключения брака (ст. 12 СК РФ). Иными словами, если существование брака без брачного договора, возможно, то брачный договор не может существовать вне брака, выступающего непремен shy;ным условием вступления заключенного договора в силу.

Вследствие этого действительность брачного союза муж shy;чины и женщины по российскому праву не зависит от нали shy;чия (отсутствия) брачного договора или его содержания, ибо существующая российская доктрина не рассматривает брак как договор 1 . Поэтому прекращение действия брачного дого shy;вора, например, по причине его расторжения не означает прекращения брака. Брачный договор, может быть, расторг shy;нут по желанию самих супругов или, например, признан не shy;действительным в судебном порядке, однако это обстоятель shy;ство не способно повлиять на судьбу брака.

Кроме того, поскольку сфера действия брачного договора ограничена регулированием имущественных отношений между супругами, то он не вправе регламентировать условия и порядок вступления в брак, а также условия и порядок его расторжения. Поэтому недопустимо включение в брачный до shy;говор условий, ставящих расторжение брака в зависимость от неисполнения (ненадлежащего исполнения) брачного догово shy;ра. В качестве иллюстрации приведу пример, в котором соб shy;ран «букет» нарушений действующего законодательства.

По утверждению одного весьма популярного периодическо shy;го издания, «многие супруги заключают теперь брачный дого shy;вор, в котором сказано, что аборт, сделанный женщиной без согласия мужчины, служит поводом для развода и наложения на нее штрафных мер, скажем, лишения части имущества или средств. Некоторых женщин это останавливает от принятия односторонних решений» 2 . Прежде всего, как уже было сказа shy;но, брачным договором не могут быть определены условия вступления в брак или его расторжения. Кроме того, брачным договором не могут устанавливаться неимущественные права и обязанности супругов. И наконец, в соответствии с Осно shy;вами законодательства РФ об охране здоровья граждан каж shy;дая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве, т. е. имеет право на одностороннее принятие решения о прерывании беременности (ст. 36), в связи с чем установление такого договорного обязательства ничтожно, даже если речь идет не о брачном, а об ином договоре.

Вместе с тем в семейном законодательстве брак и брачный договор тесно связаны между собой. Так, вступление брачного договора в силу находится в прямой зависимости от того, был он заключен до или после регистрации брака (п. 1 ст. 41 СК РФ). Будучи заключённым, до регистрации брака, брачный договор вступает в силу только со дня государственной реги shy;страции брака (п. 1 ст. 41 СК РФ), т.е. вступление в брак по существу является для брачного договора своеобразным отла shy;гательным условием. В отличие от этого брачный договор, за shy;ключенный в любое время в период брака, вступает в силу с момента его заключения в требуемой законом форме. Иными словами, брак является «пусковым механизмом» для вступле shy;ния брачного договора в силу.

Определенный интерес представляет вопрос о возможно shy;сти и степени влияния брачного договора на действитель shy;ность соглашения о заключении брака в ситуации, когда брачный договор заключен до брака. Как быть, если вступ shy;ление в брачные отношения для одного из будущих супругов обусловлено имущественными выгодами, связанными с при shy;обретением прав на имущество предполагаемого супруга, однако после заключения брака, последовавшего за заклю shy;чением брачного договора, выясняется, что этот супруг та shy;ким имуществом не обладает? Можно ли в этом случае при shy;знать заключенный брак недействительным на том основа shy;нии, что ожидания одного из супругов в части получения имущественных выгод не оправдались?

Что касается действующего законодательства, то оно ус shy;танавливает лишь правило обратной зависимости: действи shy;тельность брачного договора зависит от действительности брака (п. 2 ст. 30 СК РФ). Наряду с этим в литературе выска shy;зывалось мнение, что в случае, когда при заключении брач shy;ного договора один из супругов был введен в заблуждение или обма shy;нут, то воля обманутого (заблуждавшегося) супруга была сформирована неправильно. На этом основании суд сможет признать брак недействительным, поскольку взаимное доб shy;ровольное согласие супругов отсутствовало 1 .

Известно, что брак может быть признан недействитель shy;ным в случае порочно сформировавшейся у одной из сторон воли, например, вследствие заблуждения или обмана. Между тем не всякое заблуждение при заключении брака является основанием для признания его недействительным, а лишь такое, под влиянием которого у лица, вступающего в брак, сформировалось ошибочное представление об обстоятельст shy;вах, имеющих существенное значение для заключения брака, например, касающихся личности другого супруга или харак shy;тера совершаемого правового акта. Заблуждение относитель shy;но мотивов брака не оказывает влияния на его действитель shy;ность 2 . Кроме того, не следует также смешивать фиктивный брак с браком, заключённым из корыстных побуждений. Не shy;смотря на неприятие в обществе брака по расчету как амо shy;рального, безнравственного поступка, с точки зрения зако shy;нодателя, это само по себе не является достаточным основа shy;нием для признания такого брака недействительным. Юри shy;дически такой брак отличается от фиктивного тем, что воля будущих супругов (или одного из них) направлена не только и не исключительно на получение определенных выгод и пре shy;имуществ от предстоящего брака, но и на установление иных прав и обязанностей супругов 3 . Обман может выражаться как в сообщении ложных све shy;дений, так и в умолчании о фактах, имеющих решающее значение для выражения согласия на заключение брака. При оценке судом влияния заблуждения или обмана на решение о вступлении в брак всегда должен применяться только субъ shy;ективный критерий. В частности, необходимо выяснить, как эти обстоятельства повлияли на данное конкретное лицо 1 .

Что касается брачного договора, то при его заключении должны приниматься во внимание не только требования за shy;кона, но и морально-этические требования. Брак не может и не должен стать лишь средством для заключения брачного договора, а договор не может быть единственным или доми shy;нирующим основанием вступления в брак. Недопустимо, что shy;бы имущественный интерес в браке взял верх над эмоцио shy;нально-доверительной стороной брака. Брачный договор су shy;ществует для брака, а не наоборот. В противном случае это нанесет существенный вред институту брака 2 .

Другой, не менее важный для определения правовой при shy;роды исследуемого договора аспект связан с определением отраслевой принадлежности брачного договора. За семь лет, прошедшие с момента появления данного до shy;говора в российском законодательстве, в литературе сформи shy;ровались две противоположные позиции относительно его от shy;раслевой принадлежности. Сторонники одной утверждают, что по своей правовой природе брачный договор является гражданско-правовым договором 3 . Более того, анализ норм Гражданского и Семейного кодексом РФ приводит А.А. Ивано shy;ва, Б.М. Гонгало и П. В. Крашенинникова к выводу о том, что брачный договор не является чем-то уникальным, несмотря на наличие определенных особенностей. Напротив, он – «один из многих» 4 : обычная гражданско-правовая сделка 5 , один из ви shy;дов гражданско-правового договора 6 . В обоснование своей по shy;зиции названные авторы ссылаются на то, что сама возмож shy;ность заключения брачного договора предусматривается в ГК РФ, а его изменение и расторжение производятся по основа shy;ниям и в порядке, также установленным нормами ГК РФ для изменения и расторжения договора.

При этом, по мнению М.В. Антокольской, в отношении брачного договора совершенно невозможно доказать его специфическую семейно-правовую сущность, отличающую его от договоров гражданских. Во-первых, этот акт называ shy;ется договором или контрактом, что само по себе уже свиде shy;тельствует о его юридической цели, поскольку целью любого договора является установление, изменение или прекраще shy;ние гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 420 ГК РФ).

Во-вторых, невозможно объяснить, почему в отношении одного вида имущества – общего имущества супругов долж shy;ны действовать особые семейные соглашения, а в отношении другого – раздельного имущества супругов – обычные граж shy;данские договоры 1 .

По мнению этого же автора, брачный договор представля shy;ет собой особый вид гражданского договора и входит в группу договоров, направленных на установление или изменение правового режима имущества. К этому же виду следует отне shy;сти договор о разделе общей совместной собственности и соглашение о порядке использования объектов, находящихся в общей собственности 2 .

Сторонники семейно-правовой принадлежности брачного договора приводят различные аргументы в пользу своей позиции. Так, О.Н. Низамиева полагает, что семейно-правовая природа брачного договора обусловлена его специфическими особенностями, среди которых она выделяет строго опреде shy;ленный субъектный состав (супруги и лица, вступающие в брак); тесную зависимость от брака, вне которого он не может существовать; своеобразие предмета договора (не только на shy;личное, но и еще не приобретенное имущество); особое содер shy;жание, поскольку перечень существенных условий законом не установлен; нерасторжимую связь с личными отношениями 1 .

Н.Н. Тарусина, отмечая, что «теория семейно-правового до shy;говора находится пока в зародышевом состоянии», вместе с тем обращает внимание на то, что специальный субъектный состав семейно-правового договора, его виды, цели, предмет и содержание, в том числе ориента shy;ция на общие начала семейного законодательства, – все это создает необходимые и достаточные предпосылки для такой теории» 2 .

И.В. 3лобина, соглашаясь с тем, что брачный договор «на shy;правлен на урегулирование гражданско-правовых последст shy;вий брака», порядок заключения и основания действительно shy;сти данного договора подчинены действию норм граждан shy;ского права, полагает, однако, что «из этого не следует делать вывод о гражданско-правовом характере брачного договора», и пытается обосновать его семейно-правовую природу, со shy;средоточив внимание на «тех приметах, признак, которые невозможно объяснить с помощью традиционных конструк shy;ций гражданского права, и, прежде всего на брачном догово shy;ре между лицами, вступающими в брак» 3 ; однако эти попыт shy;ки нельзя признать оригинальными. Так, рассматривая во shy;прос о судьбе брачного договора, заключённого до брака, она, так же как Н.Е. Сосипатрова, предлагает распростра shy;нить на такие сделки правила, действующие в отношении предварительного договора, и так же не поясняя при этом, почему «такая ситуация чревата правовой неопределенно shy;стью». Также остается загадкой, на каких нормах основано утверждение Злобиной о том, что «брачный контракт, заклю shy;ченный между лицами, желающими вступить в брак, пре shy;кращает свое действие в случае не заключения брака в тече shy;ние сроков, установленных Семейным кодексом» 1 , поскольку законом не установлена продолжительность временного про shy;межутка с момента заключения договора до момента заклю shy;чения брака. Названный автор высказывает предложение относительно возможности признания брачного договора конструкцией sui generis, так как «запрещение включать в его состав условие, ставящее одного из супругов в крайне не shy;благоприятное положение, по-видимому, не имеет рациона shy;льного объяснения в теории гражданского права» 2 , в чем, ве shy;роятно, и заключается особенность семейной сделки.

Брачным договором признается соглашение лиц, вступаю shy;щих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения (ст. 40 СК РФ). Исходя из легального определения, брачный договор представляет собой прежде всего соглашение, основанное на равенстве сторон 3 , суть которого составляет договоренность лиц, выражающая их об shy;щую волю.

Что касается соглашения как правовой дефиниции, то се shy;мейное соглашение – это «согласованное волеизъявление двух участников семейного правоотношения, направленное на достижение определенных юридических последствий» 4 . Изъ shy;явления воли при этом должны быть одинаковыми и взаим shy;ными. Законодатель называет такие акты взаимным согласием или соглашением. Если сравнить приведенное опреде shy;ление с цивилистическим определением договора, то станет очевидным, что различия между двумя этими определениями практически отсутствуют, поскольку договор в гражданском праве – это «соглашение сторон, их согласованное волеизъяв shy;ление, направленное на достижение определенного результа shy;та» 5 . Это является аргументами в пользу гражданско-право shy;вой природа брачного договора.

Брачный договор обладает столь яркой и очевидной спе shy;цификой, что никак не может быть отнесен к обычным гра shy;жданско-правовым сделкам или договорам.

Прежде всего, специфика брачного договора обусловлена состоянием его участников в особых – брачных – отношени shy;ях, которые оказывают существенное влияние на договорные отношения. Не форма брака, но его суть является своего рода доминантой договорного регулирования. Равенство, автоно shy;мия воли, имущественная самостоятельность участников от shy;ношений, регулируемых гражданским законодательством (ч. 1 п. 1 ст. 2 ГК РФ), – все эти неотъемлемые характеристи shy;ки субъектов гражданского права применимы к участникам брачного договора не в той мере, в какой применимы к уча shy;стникам гражданского оборота, между которыми складываются товарно-денежные отношения.

Отношения между супругами складываются под влиянием центростремительных, а не центробежных сил. Супружеская общность – не только экономическая, но бытовая, психологи shy;ческая, эмоциональная, физическая – обусловлена самим бра shy;ком. Именно это оказывает существенное влияние на супру shy;жеские имущественные отношения, которые отличаются от традиционных отношений между имущественно обособлен shy;ными и автономно действующими участниками гражданско shy;го оборота, регулируемых гражданским законодательством (ст. 2 ГК РФ).

Вместе с тем брачный договор предназначен для регули shy;рования именно имущественных отношений между супруга shy;ми. И с этой точки зрения он, несомненно, является инстру shy;ментом гражданского права, в котором наиболее полно и всесторонне разработаны механизмы, способы и формы до shy;говорного регулирования имущественных отношений – как вещных, так и обязательственных.

Однако данный договор представляет собой особую раз shy;новидность гражданско-правовых соглашений безвозмездно shy;го типа и не может предусматривать получение платы или встречного удовлетворения (п. 2 ст. 423 ГК РФ). В связи с этим следует отметить, что за удостоверение брачного договора, не предусматривающего перехода права собственности на конкретное имущество от одного супруга к другому, гос shy;пошлина взимается как за удостоверение договора, предмет которого не подлежит оценке (под п. 5 п. 4 ст. 4 Закона о гос shy;пошлине).

Исходя из содержания ст. 4 СК РФ, предусматривающей возможность субсидиарного применения гражданского зако shy;нодательства к имущественным отношениям супругов, если это не противоречит существу семейных отношений, поло shy;жения гражданского законодательства, относящиеся к без shy;возмездным договорам (например, договору безвозмездного пользования, дарения и т.п.), могут применяться к имущест shy;венным взаимоотношениям супругов путем прямого включе shy;ния соответствующих гражданско-правовых положений в брачный договор или путем ссылки в брачном договоре на применение к отношениям сторон гражданско-правового до shy;говора соответствующего вида (наименования) – например, договора безвозмездного пользования, дарения и т.п.

Если же у супругов появляется необходимость урегулиро shy;вать чисто возмездные и имущественные отношения друг с другом, требующие непосредственного встречного предос shy;тавления, то для этого им следует заключить отдельный гражданско-правовой договор (купли-продажи, мены и т.д.), в котором оба они выступали бы не в качестве супругов (как в брачном договоре), а в качестве физических лиц – участников гражданского оборота.

Брачный договор не имеет прямых аналогов среди граж shy;данско-правовых договоров, прямо предусмотренных в гра shy;жданском законодательстве. Между тем по своему характеру он более всего тяготеет к договору простого товарищества (гл. 55 ГК РФ), который также не предусматривает непосред shy;ственного встречного предоставления за исполнение сторо shy;нами договорных обязанностей, т.е. в значении ст. 423 ГК РФ относится к договорам безвозмездного типа. Однако в от shy;личие от договора простого товарищества, стороны брачного договора, также в определенном смысле объединяющие свои «вклады» для достижения не противоречащих закону целей (ст. 1041 ГК РФ), ни при каких обстоятельстве не могут ста shy;вить целью брачного договора извлечение прибыли.

С учетом сказанного брачный договор можно определить как гражданско-правовой инструмент семейно-правового ре shy;гулирования имущественных отношений между супругами.

Что касается принципа свободы договора как одного из общегражданских начал, то его действие распространяется на брачный договор, который должен быть основан на сво shy;боде волеизъявления сторон, исключающей понуждение к его заключению (п. 1 ст. 421 ГК РФ). Поскольку заключение дан shy;ного договора не является условием, необходимым для вступ shy;ления в брак, вопрос о заключении договора или отказе от этого шага супруги и лица, вступающие в брак, решают сво shy;бодно и самостоятельно. В то же время в брачном договоре должна быть выражена общая воля супругов, т.е. их единое волеизъявление.

Свобода договора в данном случае ограничена, во-первых, субъектным составом (сторонами договора могут быть или супруги, или лица, вступающие в брак); во-вторых, предо shy;пределенностью содержания (данный договор может регла shy;ментировать только имущественные права и обязанности сторон); в-третьих, невозможностью содержать какие-либо условия, ставящие одну из сторон в крайне неблагоприятное положение.

Все брачные договоры, заключенные в период с 1 января 1995 г. по 1 марта 1996 г., основывались исключительно на п. 1 ст. 256 ГК РФ, в соответствии с которым «имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества», в то время как в действовав shy;ший в то время кодекс о браке и семье РСФСР не были внесены соответствующие изменения и дополнения.

В то же время в литературе можно встретить утверждение, что и до января 1995 г. брачные договоры в России можно бы shy;ло заключать на основании положений действовавшего в то время Гражданского кодекса РСФСР 1964 года 1 .

В самом деле, в соответствии со ст. 3 и 4 ГК РСФСР, гра shy;ждане вправе были вступать в правоотношения, хотя и не предусмотренные законом, но и не противоречащие ему. Однако суть брачного договора состоит в предоставлении супругам возможности отступить от режима, предусмотрен shy;ного законом (законного режима) в отношении имущества, нажитого в браке. Поскольку режим имущества, нажитого в браке, устанавливался императивной нормой, т. е. жестким правовым предписанием, то это абсолютно исключало воз shy;можность заключения супругами брачного договора как до shy;говора об изменении уже имевшихся или введении новых имущественных прав и обязанностей.

Если же вопреки запрету супруги заключали договор, из shy;менявший правовой режим совместно нажитого имущества, то такой договор был ничтожен как противоречащий требо shy;ванию закона и не порождал для сторон никаких правовых последствий. Так, в случае возникновения спора о разделе совместно нажитого имущества суд не принял бы во внима shy;ние наличие договора и был обязан руководствоваться только законом (ст. 20 и 21 Кодекса о браке и семье РСФСР), в Соответствии с которым доли супругов в имуществе признавались равными, а размер доходов каждого из супругов не принимался в расчет при определении размера его доли. Отступление от начала равенства долей в совместно нажитом имуществе допускалось судом лишь в случае необходи shy;мой защиты интересов несовершеннолетних детей супругов или заслуживающих внимания интересов одного из супру shy;гов (ч. 1 ст. 21 Кодекса о браке и семье).

В то время действительно существовал вид супружеского договора, обладавший некоторым сходством с брачным дого shy;вором. Речь идет о тех немногочисленных, известных прак shy;тике случаях заключения соглашений, именовавшихся дого shy;ворами о правовом режиме имущества супругов, которые по желанию супругов могли быть нотариально удостоверены 1 .

Однако правовые рамки этого договора были строго огра shy;ничены действием тех же императивных норм, не подлежав shy;ших пересмотру. Такой договор мог быть направлен лишь на изменение правового режима личного имущества каждого из супругов, а не их общего имущества. Цель заключения этого договора состояла главным образом в облегчении доказывания факта принадлежности соответствующего имущества одному из супругов в случае имущественного раздела. Поэтому было бы неверно утверждать, что договор о правовом режиме иму shy;щества супругов идентичен брачному договору.

Принципиальные изменения политического, экономиче shy;ского и социального характера, произошедшие в России к середине 1990-х годов, не нашли отражения в российском семейном законодательстве, которое предлагало супругам единственно возможную модель регулирования имуществен shy;ных отношений. Подчиняясь требованию императивных норм Кодекса о браке и семье РСФСР, супруги не могли изменить правовой режим совместно нажитого имущества, независи shy;мо от наличия обоюдной выгоды и взаимных договоренностей. Наряду с этим супругам как собственникам имущества не запрещалось вступать между собой в любые гражданско- shy;правовые сделки как возмездного, так и безвозмездного ха shy;рактера (договор купли-продажи, дарения и др.) 2 , что означало лишь то, что состояние в браке не ограничивало правоспособность граждан, неотъемлемым элементом которой является сделкоспособность.

В ходе работы над новым Семейным кодексом РФ стало очевидным, что режим совместной собственности супругов как единственно возможный больше не отвечает требова shy;нию времени, в связи, с чем регулирование имущественных отношений супругов было пересмотрено. Так как монополия законного режима в первую очередь негативно сказывалась на имущественных правах и интересах супругов-предпри shy;нимателей, это сформировало определение брачного догово shy;ра как инструмента защиты предпринимательства 1 . Пред shy;ставляется, что такая точка зрения справедлива лишь от shy; части, поскольку заинтересованность в предоставлении права выбора, остро обозначившаяся внутри одной социальной группы, отнюдь не означает, что такая заинтересованность отсутствует у других социальных групп и у общества в це shy;лом. По точному определению И.В. Жилинковой, имущест shy;венные отношения супругов – один из тонких срезов едино shy;го важнейшего социального пласта – отношений собствен shy;ности, которые определяют всю социально-экономическую структуру общества 2 . Думается, что введение договорного режима имущества супругов было продиктовано в равной мере как необходимостью решения частной задачи по обес shy;печению защиты интересов супругов-предпринимателей в условиях рыночной экономики, так и необходимостью пере shy;смотра в целом методов правового регулирования имущественных отношений в семье, в том числе в предоставлении всем супругам более свободного распоряжения имуществом, нажитым в браке, и потребностью в упрочении наметив shy;шейся тенденции более широкого использования в праве принципа диспозитивности 3 .

По прошествии года с момента появления в российской правовой действительности возможности договорного регу shy;лирования имущественных отношений супругов на основа shy;нии п. 1 ст. 256 ГК был принят Семейный кодекс УФ, в кото shy;ром в гл. 8 были развиты и конкретизированы условия и порядок заключения брачных договоров. Следует отметить, что положения Семейного кодекса РФ применимы лишь к тем брачным договорам, которые заключены после 1 марта 1996 г., то время как брачные договоры, заключенные до этой даты, действуют в части, не противоречащей положениям Се shy;мейного кодекса РФ (п. 5 ст. 169 СК РФ). Иными словами, нормам Семейного кодекса, относящимся к брачному дого shy;вору, не была придана обратная сила.

Договор занимает особое место среди юридических фак shy;тов,

порождающих гражданско-правовые отношения. Это

обусловлено, прежде всего, тем, что именно договор является

инструментом, с помощью которого субъекты гражданского

права устанавливают для себя модели поведения по взаимному согласию. Вплоть до принятия Семейного кодекса РФ в российском семейном праве понятие договора отсутствовало, а в литературе говорилось о двусторонних актах участников семейных отношений.

Брачный договор должен соответствовать основным тре shy;бованиям, предъявляемым к гражданско-правовым сделкам, как по форме заключения, так и по содержанию 1 . Условия действительности брачного договора те же, что и условия действительности любой гражданско-правовой сделки: субъ shy;екты должны быть дееспособными, воля должна формиро shy;ваться свободно, содержание брачного договора не должно противоречить закону.

Однако, будучи разновидностью гражданско-правового до shy;говора, брачный договор вместе с тем обладает весьма существенной спецификой, о которой уже говорилось выше, – от других гражданско-правовых договоров он отличается осо shy;бым субъектным составом, предметом и содержанием.

Специфической чертой брачного договора является харак shy;тер отношений, установившихся между его субъектами еще до заключения самого договора и определенный в литературе как лично-доверительный, поскольку речь идет об отношени shy;ях, сложившихся в семейно-правовой сфере. Вследствие это shy;го некоторые зарубежные юристы определяют брачный дого shy;вор как личный, или интимный, договор (intimate contract) 1 .

Выводы о правовой природе брачного договора были бы неполными без анализа его структуры. Как следует из п. 1 ст. 42 СК РФ, супруги вправе регулировать брачным догово shy;ром любые аспекты имущественных отношений. Из этого следует, что брачный договор является комплексным догово shy;ром. Эта его особенность отмечена некоторыми авторами. 2 Возможность сочетания в брачном договоре элементов различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, свидетельствует о его сложной структу shy;ре, что позволяет определить его как смешанный договор. Каждый пункт такого договора представляет собой само shy;стоятельное соглашение. Совокупность соглашений по раз shy;ным вопросам и составляет единое целое – брачный договор. Вариативность в брачном договоре столь велика, что в отли shy;чие от иных гражданско-правовых договоров, брачный дого shy;вор нельзя втиснуть в рамки типового договора, в разработке которого в связи с этим нет смысла 3 .

В ткань договора могут вплетаться как гражданско-пра shy;вовые (например, дарение, безвозмездное пользование имуществом и т.), так и семейно-правовые соглашения (уста shy;новление того или ином правового режима в отношении оп shy;ределенного имущества супругов, соглашение о разделе супружеского имущества, соглашение об определении долей в супружеском имуществе и т.д.). Именно комплексный харак shy;тер брачного договора отличает его от других супружеских договоров.

К отношениям сторон по смешанному договору применя shy;ются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Вместе с тем утверждение, что «все сделки между супругами, определяющие их имущественные права и обязанности в отношении недвижимого имущества, по сути являются брач shy;ными договорами или его изменениями», равно как и то, что «супругами, состоящими в зарегистрированном браке, могут быть заключены брачные договоры, причем не обязательно имеющие такое название, а к числу таковых следует отнести договоры купли-продажи, мены и дарения» 1 , не выдерживают никакой критики, так как противоречат основным положени shy;ям договорного права, подрывают позиции гражданского до shy;говора в целом и разрушают не только юридическую целост shy;ность брачного договора как правового института, но и его практическую ценность.

В литературе обращалось внимание на то, что содержание брачного договора носит ситуативный, подвижный характер, когда договор может состоять из отдельных соглашений суп shy;ругов, что делает каждый договор уникальным и неповтори shy;мым. Это обстоятельство иногда вызывает настороженную реакцию юристов. В зарубежной литературе даже высказы shy;валось опасение, что если супругам предоставить право бес shy;контрольно устанавливать для себя нормы поведения в бра shy;ке, то судам при рассмотрении споров придется применять не нормы законодательства, а бесконечные пункты брачных договоров 2 .

Глава 2. Правовое регулирование заключения брачного договора

2.1 Понятие и признаки брачного договора

С 1 марта 1996 г. (даты вступления в силу Семейного кодекса РФ 1 , далее – СК РФ) на территории России получил свое нормативное закрепление и правовую регламентацию новый для отечественного законодательства правовой институт – институт брачного договора. Несмотря на то, что правовому регулированию брачных договоров в настоящее время посвящено всего пять статей СК РФ (ст. 40 – 44), можно сказать, что регулирование данного юридического института в настоящее время находиться на должном уровне. СК РФ определяет требования, связанные с содержанием и формой брачного договора, его изменением и расторжением, а также признанием брачного договора недействительным. Однако, несмотря на все эти позитивные моменты, и в семейном законодательстве, и в науке семейного права существует ряд правовых проблем, связанных с данным юридическим институтом. Одна из таких проблем заключается в том, что в настоящее время так и не получен однозначный ответ на вопрос, что собой представляет брачный договор – полноценный гражданско-правовой договор или договор особого рода. Причем ответ на данный вопрос имеет не только большое теоретическое, но и важное практическое значение. Поэтому попытаемся разобраться с указанной проблемой путем анализа действующего законодательства и научного материала, накопленного правовой наукой к настоящему времени.

Что касается действующего законодательства России, то ни семейное, ни гражданское законодательство в настоящее время не дает однозначного ответа на поставленный вопрос. В нормах СК РФ, посвященных договорному режиму имущества супругов, не содержится никаких прямых указаний, позволяющих определить юридическую природу брачного договора, а также не имеется ни одной ссылки к нормам гражданского законодательства, посвященным общим положениям о сделках и договорах. Одна из немногочисленных ссылок на гражданское законодательство, содержащаяся в СК РФ и носящая общий для всего семейного законодательства характер, содержится в ст. 4 СК РФ. В соответствии с данной статьей к имущественным и личным неимущественным отношениям, возникающим между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. Конечно, бесспорным будет являться тот факт, что к брачному договору не только могут, но и должны применяться нормы гражданского законодательства, если иное не будет вытекать из специфики брачного договора; противоположное решение данного вопроса было бы нелогичным и абсурдным. Однако все это еще не говорит о действительной принадлежности брачного договора к гражданско-правовой сфере, так как применение к брачному договору в субсидиарном порядке норм гражданского законодательства не может служить стопроцентным основанием для отнесения брачных договоров к договорам гражданского права. Например, в соответствии со ст. 783 Гражданского кодекса РФ 1 (далее – ГК РФ) правила о договоре подряда применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит существу оказываемых услуг. Однако наличие такой нормы в ГК РФ вовсе не означает, что договор возмездного оказания услуг является разновидностью договора подряда. Эти два абсолютно самостоятельных договора с разной правовой природой, а наличие такой статьи в ГК РФ – не более чем средство законодательной техники.

Если же мы обратимся к научным источникам, то увидим, что в настоящее время в юридической науке существует несколько прямо противоположных мнений по данному вопросу. Одна часть правоведов (и их большинство) считает брачный договор полноценной гражданско-правовой сделкой и как следствие этого – полноценным гражданско-правовым договором 1 . Правда, определенным недостатком указанных работ в данной части исследования, на наш взгляд, является то, что данные авторы практически никаким образом не аргументируют свои позиции, относя брачный договор к гражданско-правовому договору как бы в порядке должного.

Другая же часть правоведов, наоборот, не считает брачный договор разновидностью гражданско-правового договора, а видит в нем договор особого рода (sui generis), договор семейного права. Например, О.Н. Низамиева полагает, что семейно-правовая природа брачного договора обусловлена специфическими особенностями, среди которых она выделяет строго определенный субъективный состав; тесную зависимость от брака, вне которого он не может существовать; своеобразие предмета договора. Схожих взглядов придерживается и И.В. Злобина 2 .

Таким образом, логика правоведов, рассматривающих брачный договор не как гражданско-правовой договор, а как договор семейного права, понятна. Ввиду того, что категория «договор» в настоящее время выходит далеко за рамки гражданского законодательства, т.е. категория «договор» намного шире категории «гражданско-правовой договор», брачный договор должен рассматриваться как самостоятельный договорный тип, а не как вид гражданско-правового договора, так как брачный договор обладает существенной правовой спецификой и неповторимым юридическим содержанием. Конечно, данная точка зрения заслуживает своего уважения, однако попытаемся выяснить, правы ли указанные авторы с формально-юридической и догматической точек зрения?

Для того чтобы раскрыть юридическую природу брачного договора, выявить его «гражданско-правовые корни», необходимо, как нам представляется, рассмотреть правовую конструкцию брачного договора сквозь призму правовой природы гражданско-правовой сделки и гражданско-правового договора, если так можно выразиться, «пропустить» брачный договор через массив гражданского и вообще всего частного права.

В соответствии с п. 2 ст. 420 Гражданского кодекса РФ к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках. Поэтому для начала необходимо определить, что собой представляет гражданско-правовая сделка, какими чертами и признаками она характеризуется и самое главное – как данная правовая категория соотносится с категорией брачного договора.

Законодательное определение сделки содержится в ст. 153 ГК РФ. В соответствии с данной статьей сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Как видим, ГК РФ выделяет только два ключевых признака гражданско-правовых сделок, хотя в действительности таких признаков намного больше. Первый признак заключается в том, что сделками признаются только волевые и целенаправленные действия граждан и юридических лиц. Второй признак – сделки всегда направлены на определенный результат, а именно – на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Что касается первого признака (действий субъектов), то здесь необходимо отметить, что для заключения любой, даже самой незначительной, сделки всегда требуется совершение со стороны субъектов, желающих заключить данную сделку, определенных активных действий, которые будут проявляться в выражении сторонами желания заключить ту или иную сделку, согласовании условий сделки, готовности сторон взять на себя комплекс прав и обязанностей, вытекающих из сделки, придании сделке определенной формы и в ряде других действий, без совершения которых любая сделка так и не смогла бы стать правовой реальностью. Кроме того, в данной связи необходимо также отметить, что действия субъектов, желающих совершить именно гражданско-правовую сделку, отличаются от иных юридически значимых действий рядом моментов. Во-первых, такие действия являются результатом выражения свободной воли лиц и, во-вторых, указанные действия всегда направлены на удовлетворение законных частных интересов сторон, совершающих сделку.

Каким же образом соотносятся указанные признаки гражданско-правовой сделки с правовыми признаками брачного договора? Безусловно, брачный договор есть результат действий граждан (супругов или лиц, вступающих в брак). Для заключения брачного договора лица должны совершить ряд определенных активных действий: выразить желание заключить брачный договор, согласовать все его условия, придать брачному договору форму, установленную законодательством. Присутствует здесь и волевой момент, так как действующее семейное законодательство не заставляет супругов заключать брачные договоры в обязательном порядке. Только от свободного и непринужденного желания супругов, от их свободной и автономной воли зависит, будут ли они заключать между собой брачный договор или нет. Кроме того, семейное законодательство не содержит никаких «обязательных» условий, которые супруги обязаны отразить в содержании брачного договора. Поэтому супруги абсолютно свободны (конечно, с учетом требований действующего законодательства) в определении тех условий, на которых они заключат между собой брачный договор, в определении тех имущественных прав и обязанностей, которые супруги определят для себя в качестве существенных, что еще раз подчеркивает волевой момент в конструкции брачного договора. Наконец, в правовой модели брачного договора можно увидеть и юридическое средство удовлетворения частных интересов супругов. Заключая брачный договор, супруги отступают от установленного законом режима имущества супругов и приспосабливают данный режим под свои собственные, индивидуальные потребности, что, в конечном счете, и ведет к удовлетворению личных интересов.

Теперь рассмотрим второй признак гражданско-правовой сделки – ее направленность на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей. Юридическая наука под субъективным гражданским правом понимает вид и меру поведения лица, которое осуществляется по усмотрению субъекта правовой принадлежности и подлежит защите, если оно осуществляется в соответствии с требованиями норм объективного права и (или) соглашения сторон 1 . Под гражданско-правовой обязанностью, в свою очередь, понимаются вид и мера поведения, предписанного законом каждому субъекту или соглашением сторон конкретному лицу, неисполнение которого либо исполнение на других условиях служит основанием для предъявления требований, в том числе и в судебном порядке 2 .

Следуя классификации ГК РФ, все двух- и многосторонние сделки являются гражданско-правовыми договорами (ст. 154 ГК РФ). Брачный договор является двусторонней сделкой, так как для его заключения требуется выражение воли двух лиц – мужа и жены (мужчины и женщины, вступающих в брак). Поэтому рассмотрим, каким образом соотносится категория «брачный договор» с категорией «гражданско-правовой договор».

Законодательное определение гражданско-правового договора содержится в ст. 420 ГК РФ. В соответствии с данной статьей договором признается соглашение двух и более лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Как можно заметить, данная статья во многом дублирует определение сделки, содержащееся в ст. 153 ГК РФ, что, собственно, и понятно, так как любой договор – это и есть сделка, с той лишь разницей, что в данном определении особо подчеркивается, что в договорном отношении могут принимать участие как минимум две стороны.

Анализ данного определения позволяет нам выделить как минимум три правовых признака, которые характеризуют гражданско-правовой договор и отличают его от иных юридических конструкций. Первое: в договорном отношении принимают участие как минимум две стороны, которые по отношению друг к другу будут выступать как контрагенты. Второе: договор – это всегда соглашение, взаимосогласованная воля сторон, заключающих договор. И третье: договор, как и любая иная гражданско-правовая сделка, всегда направлен на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей. Теперь рассмотрим каждый из этих признаков в отдельности применительно к правовым характеристикам брачного договора.

Договор тем и отличается от иных юридических сделок, что для его заключения необходимо выражение воли как минимум двух сторон. Каждая из этих сторон по отношению друг к другу будет иметь определенный комплекс прав и обязанностей, содержание которого будет зависеть от конкретной договорной модели. В том случае, если воля хотя бы одной из сторон договора будет выражена под влиянием принуждения, обмана, заблуждения и иных подобных факторов, искажающих или блокирующих волю лица, договор может быть признан недействительным, как заключенный с пороком воли.

Без сомнения, все сказанное относится и к брачному договору. Брачный договор – это не односторонняя сделка. Сторонами брачного договора могут быть только две стороны – муж и жена, состоящие между собой в зарегистрированном браке, а также мужчина и женщина, только намеревающиеся вступить в брак в будущем. На каких бы условиях ни был заключен брачный договор, из скольких бы пунктов он ни состоял, муж и жена (мужчина и женщина) как взаимные контрагенты всегда будут обладать в отношении друг друга определенным набором прав и обязанностей, т.е. по отношению друг к другу будут выступать как сторона обязанная и правомочная.

О третьем признаке гражданско-правового договора – его направленности на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей – уже говорилось выше применительно к гражданско-правовым сделкам. Брачный договор всегда является источником возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и (или) обязанностей для лиц, его заключивших.

Таким образом, проведенный сравнительный анализ категорий «брачный договор» и «гражданско-правовой договор» показал нам, что в правовой конструкции брачного договора можно обнаружить все признаки, свойственные гражданско-правовому договору как таковому. Брачный договор – это полноценный член семьи гражданского права, а не какой-то самостоятельный и автономный элемент. Правовая конструкция брачного договора насквозь пронизана духом, началами и принципами цивилистической сферы. Причем, несмотря на весьма существенную специфику брачного договора, он, тем не менее, не теряет своих гражданско-правовых черт. Гражданско-правовой договор и брачный договор – это не разнопорядковые элементы, находящиеся по разные стороны баррикад, а категории, находящиеся между собой в положении рода и вида.

В заключение хотелось бы привести еще один довод в пользу утверждения о том, что брачный договор является полноценным гражданско-правовым договором. Дело в том, что брачный договор, как в принципе и любой иной гражданско-правовой договор, характеризует еще одна существенная черта, которая по каким-то причинам не нашла свое отражение в дефиниции термина «гражданско-правовой договор», но которая считается в цивилистической науке общепринятой и, более того, аксиоматичной. Речь идет о юридическом равенстве участников договорных правоотношений. Пункт 1 ст. 1 ГК РФ прямо гласит, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых отношений. Данный постулат является не просто законодательной нормой, а важнейшим правовым принципом всего частного права, пронизывающим как бы насквозь все цивилистическое законодательство. Равенство участников договорных правоотношений, да в принципе и вообще любых иных частноправовых отношений, означает, что участники этих правоотношений не обладают по отношению друг к другу какими-либо властными полномочиями; они не могут оказывать на волю своего партнера какое-либо давление и принуждение, заставлять в принудительном порядке осуществлять его те или иные действия. Par in parem non habit imperium, т.е. «равный не имеет власти над равным», – гласит древняя латинская поговорка.

Если говорить более конкретно, то принцип равенства участников (сторон) брачного договора находит свое выражение не только в теории гражданского и семейного права, но и в конкретных нормах законодательства. Прежде всего, п. 2 ст. 31 СК РФ (статья СК РФ так и называется – «Равенство супругов в семье») гласит, что вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей и другие вопросы жизни семьи решаются супругами совместно, исходя из принципа равенства супругов. Данная статья, в свою очередь, базируется на п. 3 ст. 1 СК РФ (статьи, которая посвящена вопросам основных начал (принципов) семейного законодательства), по которому регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципом равенства прав супругов в семье. На равенство участников (сторон) брачного договора указывает также и п. 2 ст. 44 СК РФ, который гласит, что суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.

Таким образом, все сказанное еще раз подтверждает гражданско-правовую природу брачного договора.

2.2 Предмет брачного договора

Как было сказано выше, что объектом брачного договора являются имущественные отношения, то есть те отношения, которые возникают в связи с имуществом и по поводу имущества. И в результате заключения брачного договора возникают права и обязанности супругов в отношении их имущества.

Но прежде чем говорить о предмете брачного договора, определим какие, могут быть правовые режимы имущества супругов.

Многочисленные аспекты имущественных отношений между супругами в действующем браке могут быть условно разбиты на две большие группы. Во-первых,- это отношения, возникающие по поводу принадлежащего супругам имущества; во-вторых,- это отношения по материальному содержанию. И в этом случаи мы рассмотрим пять типичных режимов супружеского имущества.

Режим общего имущества

Режимы общности включают в себя, при которых имущество супругов полностью или частично находится в их общей собственности и подлежит разделу при прекращении брака. Данные режимы могут значительно отличатся друг от друга. Основные отличия связаны с составом имущества и объемом прав и обязанностей супругов по распоряжению и управлению этим имуществом. Различают режимы абсолютной (полной) и ограниченной (частичной) общности.

В соответствии с режимом абсолютной общности общим считается все имущество супругов. Исключением являются вещи личного использования, относящиеся к предметам первой необходимости, которые могут находиться в раздельной собственности.

Режим общности впервые был установлен и признан во Франции Гражданским кодексом 1804 года и получил здесь свое наиболее полное развитие. В соответствии с ГК Франции общность включала все движимое имущество, которым супруги владели как до, так и после заключения брака. Все движимое имущество, приобретенное во время брака, все плоды, доходы, проценты и рентные платежи, извлеченное из любого имущества, также включалось в общность. К тому же следует отметить, что правом управления имуществом, входящим в общность, наделялся только муж. Режим общности был введен также в Испании, в восьми штатах США и в Италии (с 1975 г.).

При режиме ограниченной общности в основу разграничения собственности может быть положен временной или качественный критерий. В первом случае точкой отсчета является момент вступления брака. Во втором случае общность распространяется только на определенный вид имущества (например, на движимое имущество) или на определенную вещь (например, на автомашину).

Режимы ограниченной, или частичной, общности отличаются друг от друга в зависимости от того, распространяется ли общность на все имущество, приобретенное супругами после вступления в брак, включая доходы, полученные ими во время брака, и имущественные обязательства, принятые как обоими, так и каждым из супругов после вступления в брак, или только на часть перечисленного. В отношении этого имущества законом установлен режим совместной собственности (п.1 ст.34 СК РФ), означающий, что супруги имеют равные права по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом.

В отличие от режима совместной собственности, основанного на законе, режимы раздельности на имущество, нажитое в браке, устанавливаются супругами по взаимному соглашению в брачном договоре. Однако следует иметь в виду, что это связано с определенными сложностями, вызванными необходимостью документального подтверждения принадлежности той или иной движимой нерегистрируемой вещи одному из супругов. В связи с этим в момент приобретения вещи следует фиксировать, когда и кем из супругов она приобретена на случай возникновения в будущем спора и судебного разбирательства. Вполне вероятно, что во избежание возможных недоразумений супругам придется вести специальный реестр своих приобретений и даже удостоверять произведенные в нем записи своими подписями. Представляется, однако, что подобные издержки распространения режима раздельности на все имущество, нажитое в браке, могут негативно сказаться на самом браке, а необходимость непрерывного ведения записей о приобретенных вещах достаточно утомительно и технически трудновыполнимо.

Таким образом, установление режима ограниченной общности, представляется более отвечающим интересам супругов, так как способствует максимальной защите интересов собственника и не осложняет жизнь необходимостью постоянно держать под контролем хозяйственные и другие покупки.

Другой разновидностью режима ограниченной общности является общность доходов и плодов труда супругов. В то же время, доходы от раздельного имущества супругов могут быть определены в брачном договоре как общая собственность. Например, супруги могут установить в договоре, что проценты по банковским вкладам, принадлежащим одному из них, являются их долевой собственностью, и указать распределение долей.

Долговые обязательства, принятые на себя супругами в период брака, являются их общими долгами в отличие от долгов, принятых каждым из них до вступления в брак. Исключение составляют долги, принятые супругами в связи с предстоящим браком, которые погашают за счет общих средств или имущества супругов.

Когда по условиям договора режим общности распространяется на долги супругов, следует помнить, что по закону взыскание обращается на общее имущество супругов по их общим обязательствам, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по этим обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.

Также следует уточнить, что основаниями для прекращения общности имущества являются смерть супруга, расторжение брака, фактическое раздельное проживание. В данной ситуации происходит судебный раздел имущества, и каждый из супругов имеет право претендовать на получение доли, равной доле второго супруга.

Раздельный режим имущества

Режим раздельности супружеского имущества с правовых позиций представляет определенную сложность. При режиме раздельности супружеского имущества все имущество супругов, когда бы и каким бы путем оно не было приобретено, считается их раздельной собственностью. Этот режим имеет специфическую историю. Он был введен в Англии в 1882 году, а затем был воспринят и применен в правовой практике других стран как принцип «общего права».

В настоящее время в ряде стран, где супружеское имущество подчинено режиму раздельности, наблюдаются отступления от принципа раздельности и допущение элементов общности, обусловленные тем, что режим раздельности не защищает интересы замужних женщин, не имеющих собственного имущества и не работающих по найму. Этот режим не предполагает норм, позволяющих учитывать при распределении семейного имущества материальный вклад жены в приобретение или усовершенствование имущества, являющегося собственностью мужа, и тем более ее вклад, не имеющий денежного выражения, то есть, иными словами, труд жены-домохозяйки. Тем самым режим раздельности вступает в противоречие с современной трактовкой брака как партнерства, где супруги выступают как равноправные участники. В данном случае режим раздельности является препятствием на пути уравнения прав мужчины и женщины в имущественной сфере.

Режим раздельности не является раз и навсегда застывшей и не развивающейся правовой категорией. Ему, как и другим правовым институтам, присущи изменения в соответствии с происходящими в обществе социально-экономическим преобразованиям. Режим раздельности имущества практически во всех странах, где он «культивировался», был существенно пересмотрен. В целом изменение проявлялось в двух направлениях: Во-первых, признание за супругом, который нее является титульным владельцем конкретного имущества, принадлежащего другому супругу, при определенных обстоятельствах права на долю в этом имуществе; во-вторых, установление общности на некоторые наиболее важные виды имущества, находящегося в совместном пользовании обоих супругов (в первую очередь это касается семейного дома). Более того, некоторые правовые системы вообще отказываются от режима раздельности, традиционно регламентировавшего имущественные отношения между супругами. Первое из названных направлений достаточно четко проявилось в английском прецедентном праве, которое первоначально встретило серьезную оппозицию в правотворческих и правоприменительных кругах. Тем не менее, данный режим доказал свою жизнеспособность и практичность. В подтверждение этого говорит тот факт, что в 1970 году в Англии прецедентное право получило закрепление в законе. По такому же пути пошли Австралия, Новая Зеландия и Канада.

Вторая тенденция, характерная для режима раздельности, заключается в том, что во всех англосаксонских странах в общей массе супружеского имущества постепенно стали выделять «семейный дом», который начал подчиняться особому правовому регулированию. По общему правилу, такой дом считается принадлежащим в равной мере обоим, если отсутствует доказательство обратного, независимо от того, кто из них является его юридическим собственником.

В России режимы раздельности на имущество, нажитое в браке, устанавливаются супругами по взаимному соглашению в брачном договоре, так как законом здесь установлен режим совместной собственности. Поэтому у нас этот режим связан с определенными сложностями, вызванными необходимостью документального подтверждения принадлежности той или иной движимой вещи одному из супругов. В связи с этим в момент приобретения вещи следует фиксировать, когда и кем из супругов она приобретена на случай возникновения в будущем спора и судебного разбирательства. Вполне вероятно, что во избежание возможных недоразумений супругам придется вести специальный реестр своих приобретений и даже удостоверять произведенные в нем записи своими подписями. Представляется, однако, что подобные издержки распространения режима раздельности на все имущество, нажитое в браке, могут негативно сказаться на самом браке, а непрерывное ведение записей о приобретенных вещах достаточно утомительно и технически трудно выполнимо.

Другое дело, если супруги установят режим раздельности не на все имущество, нажитое в браке, а только на один его вид (например, на регистрируемое имущество). Это значительно облегчит решение вопроса о принадлежности той или иной вещи, относящейся к имуществу данного вида. Супруги, например, могут определить в брачном договоре, что собственником имущества, подлежащего регистрации, является тот из них, на чье имя зарегистрировано это имущество.

В соответствии со ст. 164 ГК РФ, государственной регистрации подлежит сделка с землей и другими недвижимым имуществом. Под недвижимостью в жилищной сфере понимается недвижимое имущество с установленными правами владения, пользования и распоряжения в его границах, включающее земельные участки и прочно связанные с ними жилые дома с нежилыми помещениями, приусадебные постройки, зеленые насаждения с многолетним циклом развития. Сюда включаются также жилые дома, квартиры, иные жилые помещения в жилых домах и других строениях, пригодные для постоянного и временного проживания 1 .

В собственности граждан могут находиться приватизированные, построенные и приобретенные квартиры и дома, квартиры в жилых и жилищно-строительных кооперативах с полностью выплаченными паевым взносом, квартиры в домах товариществ индивидуальных владельцев квартир, квартиры и дома, приобретенных в собственность гражданами на иных условиях, предусмотренных законодательством (п.1 ст. 7 Федерального закона «Об основах федеральной жилищной политики»).

Помимо недвижимости к регистрируемому имуществу относится имущество определенных видов. Это транспортные средства – автомобили, яхты и др., акции и ценные бумаги, кроме ценных бумаг на предъявителя.

Режим раздельности, действующий в отношении имущества, принадлежащего каждому из супругов до вступления в брак, а также имущества, полученного в браке по определенным основаниям, как правило, отвечает интересам супругов и не нуждается в изменении в брачном договоре. По желанию супругов в брачном договоре может быть перечислено крупное движимое имущество, принадлежащее каждому из них до вступления в брак, для того, чтобы исключить в будущем какие бы, то ни было споры по этому поводу.

В жизни нередко бывают случаи, когда в личной собственности каждого из супругов находятся вещи одинакового бытового или хозяйственного назначения. Например, в числе добрачного имущества у каждого из супругов имелся автомобиль. После вступления в брак супруги приняли совместное решение о продаже автомобиля одного из них и продолжали сообща пользоваться машиной второго супруга. Деньги, вырученные от продажи автомобиля, были истрачены на семейные нужды. Когда же спустя некоторое время встал вопрос о разделе имущества, автомобиль, которым пользовались супруги, был отнесен в соответствии с законом к личной собственности второго супруга. Таким образом, при отсутствии между супругами соглашения о том, что вещь, оставленная в семье, является с момента отчуждения общей собственностью супругов, интересы одного из супругов остаются незащищенными. Это происходит потому, что супруг лишается собственности и денежной суммы, полученной от реализации и истраченной совместно со вторым супругом на семейные нужды.

Нередко до брака или во время брака в личную собственность одного из супругов поступает имущество, предназначенное для пользования всеми членами семьи. К такой собственности можно отнести квартиру, мебель, предметы домашнего быта, бытовую технику и т.д. При наличии этого имущества супруги совместно пользуются им на протяжении всего периода брака, не испытывая необходимости в приобретении аналогичных вещей. Однако в случае раздела имущества у них может оказаться совместно нажитое имущество, поскольку все средства ими тратились на повседневные семейные нужды – питание, одежду, обувь и т. д. В этом случае есть основание ставить вопрос о защите интересов того из супругов, все доходы которого были истрачены на содержание семьи.

Законный режим имущества.

В соответствии с законом имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Определяющим признаком названного правового режима является бездолевой характер, поскольку доли супругов в их общем имуществе заранее не определены, поэтому имущество в равной степени принадлежит каждому из них. Именно этой причиной определяются два следствия.

Во-первых, законным режимом совместной собственности предопределенно равенство прав супругов на совместное нажитое имущество, не зависящее ни от материального вклада супруга в его приобретение, ни от уровня дохода этого супруга в целом, в связи, с чем законом гарантировано право на общее имущество супругов того супруга, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

Во-вторых, бездолевой характер совместной собственности предопределил порядок владения, пользования и распоряжения супругами их общим имуществом, который предопределяет наличие согласованности в их действиях при осуществлении любого из перечисленных правомочий и классифицируется как правовая презумпция 1 .

Ввиду того, что на практике каждый из супругов обычно самостоятельно осуществляет свои правомочия собственника, в том числе по распоряжению, законом установлена презумпция согласия другого супруга 2 . Презумпция согласия отражает наиболее типичные, повторяющиеся в повседневной жизни и проверенные предшествующей практикой ситуации.

Договорный режим имущества.

Об этом режиме мы поговорим более подробно. С момента принятия Семейного кодекса РФ 3 супругам, а также лицам, вступающим в брак, была предоставлена возможность изменить посредствам заключения брачного договора законный режим имущества супругов и применить к такому имуществу договорный режим супружеского имущества. Пункт 1 ст. 42 СК РФ на этот счет гласит, что посредствам заключения брачного договора супруги в праве изменить установленный законом режим совместной деятельности и установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. СК РФ, по сути, является единственной нормой, регулирующий договорный режим имущества супругов.

Договорный режим имущества супругов представляет собой правовой режим супружеского имущества, при котором права и обязанности супругов по поводу владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов, а также добрачным имуществом каждого из супругов определяются не на основании норм семейного законодательства, а на основании заключенного между супругами брачного договора. Если нет брачного договора, нет и договорного режима супружеского имущества. СК РФ, раскрывая содержание договорного режима имущества супругов, указывает, что брачным договором супруги вправе установить режим совместной, долевой или раздельной собственности (п. 1 ст. 42 СК РФ). Рассмотрим каждый из этих элементов более подробно.

Что касается совместной собственности, то ее можно определить как бездолевую, при которой участники общей собственности не могут сказать, что им принадлежит такая-то конкретная доля. В принципе любое имущество, нажитое супругами в браке, является совместной собственностью супругов. Поэтому, если супруги, например, запишут в тексте брачного договора, что все имущество, приобретенное супругами в период брака совместно, а также каждым из них по отдельности, но на общие супружеские средства, поступает в их собственность, данное положение абсолютно не изменит законный режим имущества супругов. По сути, супруги в брачном договоре только повторят нормы семейного законодательства, посвященные законному режиму супругов.

Избрание того или иного договорного режима непосредственно связано с тем, какому законному режиму подчиняется данное имущество. Если брачным договором устанавливается режим имущества, нажитого во время брака, то супруги вправе избрать либо режим раздельной собственности, либо долевой. Если же брачным договором устанавливается режим имущества по закону принадлежащего каждому из супругов, то супруги вправе избрать режим совместной либо долевой собственности.

Однако независимо от того, какой режим имущества будет избран супругами, следует помнить, что в отношении совместно нажитого имущества, правовой режим которого не будет определен в договоре, остается в силе законный режим совместной собственности.

Необходимо также иметь в виду, что брачный договор может быть заключен и в отношении будущего имущества супругов, В последнем случае положения договора носят общий характер, а права и обязанности сторон наступят не раньше, чем у них появится указанное в договоре имущество.

И так, мы подошли к предмету брачного договора.

Поскольку объектом брачного договора являются имущественные отношения, то есть возникающие в связи с имуществом и по поводу имущества – права и обязанности супругов, необходимо, прежде всего, уяснить, о каком именно имуществе идет речь.

Под имуществом подразумеваются отдельные вещи или их совокупность. Имущество супругов состоит из имущества, нажитого ими во время брака, и имущества каждого из супругов.

Имущество, которое может быть отнесено к нажитому супругами во время брака (супружеское имущество) представлено достаточно обширным перечнем. К нему относится:

любое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено либо кем или на имя которого из супругов внесены денежные средства;

доходы каждого из супругов от трудовой деятельности;

доходы от результатов интеллектуальной деятельности каждого из супругов;

доходы каждого из супругов от предпринимательской деятельности;

полученные пособия и пенсии, другие денежные выплаты, не имеющие специально целевого назначения;

приобретенные за счет общих доходов супругов акции, облигации, другие ценные бумаги, вклады, паи и т.д.

дивиденды, полученные по акциям и иным ценным бумагам;

денежные средства, полученные от продажи общего имущества;

имущество, полученное в результате мены;

имущество, переданное в качестве дара одновременно обоим супругам.

Помимо этого у каждого из супругов имеется имущество, являющееся его личной собственностью. Законом предусмотрен перечень оснований, позволяющих отграничить личное имущество каждого из супругов от их совместной собственности.

В первую очередь к имуществу каждого из супругов следует отнести имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также приобретенное каждым из супругов во время брака, но на средства, принадлежавшие ему до брака. А также собственностью каждого из супругов является имущество, полученное одним из них во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам 1 .

Дарение, и наследование по завещанию также относятся к безвозмездным сделкам. В соответствии с законом не признается дарением договор, обусловленный необходимостью встречной передачи вещи либо встречного обязательства, так же как не допускается составление взаимных завещаний.

До появления нового законодательства на практике возникали определенные сложности при отнесении имущества, полученного в дар, к собственности каждого из супругов, что было связано, главным образом, с нарушением требуемой формы договора дарения. Дело в том, что по общему правилу п.2 ст.44 ГК РСФСР 1964 г, сделки граждан между собой на сумму свыше ста рублей должны были совершаться в письменной форме, а договор дарения на сумму свыше пятисот рублей требовал к тому же нотариального удостоверения (п.1 ст.257 ГК РСФСР 1964 г.). Однако в силу доверительности семейных отношений зачастую договоры дарения между супругами, а также между супругами и другими членами семьи заключались в устной форме, независимо от стоимости передаваемого имущества.

Разумеется, это не распространялось на договоры дарения имущества, требующего обязательного нотариального оформления или регистрации, например, на дарение жилого дома или автомашины, поскольку в этом случае несоблюдение установленной законом формы договора влекло за собой его недействительность (ничтожность).

Это привело к изменению судебной практики в пользу супругов, не оформивших договор дарения движимого нерегистрируемого имущества надлежащим образом. В этих случаях суды, как правило, отступали от правила п.1 ст.257 ГК РСФСР и не распространяли на договоры дарения, совершенные в устной форме, режим недействительности сделок.

По новому Гражданскому кодексу Российской Федерации дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно. Передача дара осуществляется посредством его вручения, символической передачи (вручение ключей и т.п.) либо вручения правоустанавливающих документов (п.1 ст.574 ГК РФ).

Для того чтобы подаренную вещь можно было отнести к собственности одного из супругов, необходимо, чтобы дар был сделан именно в пользу этого супруга, а не в пользу обоих. Правильный подход к решению этого вопроса представляет практический интерес, поскольку от этого зависит, какой правовой режим распространяется на конкретную вещь. Определить, кому был сделан тот или иной подарок, подчас бывает непросто.

Помимо этого при определении одаряемого также учитывается хозяйственное назначение подаренного имущества. Например, если в дар получены предметы домашней обстановки, посуда и т.п., то больше оснований полагать, что эти вещи адресовались дарителем обоим супругам и, следовательно, являются их совместной собственностью. Если же в дар получены вещи индивидуального пользования (наручные часы, ювелирные украшения и т.п.), то они являются собственностью того из супругов, который ими пользовался.

Помимо дарения и наследования как традиционных оснований принадлежности имущества, полученного каждым из супругов во время брака, в п.1 ст.36 СК РФ предусмотрено новое основание. Имущество, полученное одним из супругов во время брака по иным безвозмездным сделкам, также является собственностью этого супруга.

Появление в законе данного основания связано с изменениями в экономике страны, и в первую очередь с процессом разгосударствления собственности, правовыми формами которого являются акционирование предприятий и приватизация жилья. В результате акционирования предприятия его работники получают акции и становятся его собственниками. В результате приватизации жилья жилое помещение (квартира, комната) бесплатно передается государством в собственность граждан. В обоих случаях граждане получают имущество по безвозмездным сделкам 1 .

Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.) хотя и приобретенные во время брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.

Исключением из этого правила являются драгоценности и другие предметы роскоши, которые отнесены законом к совместной собственности супругов, несмотря на то, что они также принадлежат к вещам индивидуального пользования (п.2 ст.36 СК РФ).

При наличии определенных обстоятельств законом предусмотрена возможность трансформации правового режима, в результате которой личное имущество одного из супругов переходит в разряд общего имущества супругов. Это может произойти, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из них были произведены вложения, значительно увеличивающий стоимость этого имущества – капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и др. Необходимо подчеркнуть, что в рамках законного режима решения вопроса о признании имущества каждого из супругов их совместной собственностью, находящееся в компетенции суда.

В завершение следует отметить, что понятие имущество супругов не всегда равнозначно понятию имущество семьи, и в том случае, если у супругов имеются несовершеннолетние дети, их имущественные права не должны нарушаться. Недопустимо также, чтобы свобода брачно-договорного регулирования своих имущественных отношений использовалось с явным ущербом для имущественных и неимущественных интересов их несовершеннолетних детей.

Поэтому при разделе имущества в соответствии с законом режимом, равно как при составлении брачного договора, следует отграничить супружеское имущество от имущества детей.

2.3 Изменение и расторжение брачного договора

Брачный договор может быть, изменен и расторгнут, на основании ст. 43 Семейного кодекса и не противоречащих ей общих правил изменения или расторжения договоров предусмотренных Гражданским кодексом РФ.

Брачный договор, может быть, расторгну или изменен в любое время только по соглашению супругов.

Изменение брачного договора может осуществляться путем его дополнения новыми условиями или путем корректировки уже существующих условий. Также возможно исключение отдельных пунктов брачного договора при сохранении договора в целом. Все это возможно вследствие достаточной гибкости российской модели брачного договора, при которой возможно изменение не только объема, но и сути первоначальных договоренностей супругов, зафиксированных брачным договором, которые в рамках закона могут со временем претерпеть практически любые изменения.

Действие брачного договора может быть прекращено в результате его расторжения по соглашению сторон, точно также как на основании взаимного волеизъявления участников любой двухсторонней сделки, возможно, ее заключение, изменение и расторжение.

При чем соглашение об изменении брачного договора должно быть совершенно в той же форме, что и сам брачный договор, то есть в нотариальной форме. Если брачный договор был заключен без нотариального удостоверения в период с 1 января 1995 г. до 1 марта 1996 г., то его прекращение могло быть осуществлено в простой письменной форме. Изменение такого договора без нотариального удостоверения возможно только при исключении из договора какого-либо условий. А внесение в этот договор новых условий потребует уже нотариального удостоверения.

Все рассмотренные основания являются бесспорными или взаимосогласованными основаниями изменения, расторжения или прекращения брачного договора. Если один из супругов настаивает на расторжении брачного договора, а второй возражает против этого, судьбу договора может определить только суд, но до того, как это произойдет, брачный договор сохраняет юридиче6скую силу.

Наиболее вероятной причиной обоснования одним из супругов своего требования о расторжении брачного договора представляется невозможность исполнения договорных обязательств, в связи с существенным изменением обстоятельств. Если обязанный по договору супруг докажет в суде объективную невозможность выполнения договорного обязательств, суд может принять решение о принудительном расторжении брачного договора.

Последствием расторжения брачного договора по причине невозможности исполнения взятых на себя обязательств является прекращение действия договорного имущественного режима и автоматический возврат законного режима.

Односторонний отказ от исполнения условий брачного договора без обращение в суд запрещен. По этому при отсутствии взаимного согласия брачный договор может быть изменен или расторгнут по требованию одного из супругов в судебном порядке при наличии одного из 3-х следующих оснований, которые установлены ГК РФ:

Существенные нарушения условий договора одной из сторон. Например, отказ от исполнения какой-либо обязанности, принятой на себя одним из супругов; отчуждение супругам имущества, которое подлежало передаче в общую собственность или пользование и т.д.

Существенным признается нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что эта сторона в значительной степени лишается того, на что была в праве рассчитывать при заключении договора. При этом под ущербом может пониматься любой (в том числе моральный) вред, причиненный другой стороне 1 . Кроме этого, супруги вправе по своему усмотрению определить в договоре, какие именно нарушения договора признаются существенными и являются ли они основаниями для изменения или расторжения брачного договора. Так, супруги могут включить в брачный договор условие о том, что в случае недостойного поведения одного из супругов, приведшего к расторжению брака, имущество, нажитое в период брака и являющееся совместной собственностью супругов, с момента расторжения брака переходит в режим долевой собственности. При этом доля виновного супруга устанавливается в размере четверти от общего имущества. В договоре необходимо также указать, какое именно поведение будет квалифицировано как недостойное (например, пьянство, хулиганские действия, супружеская измена).

Существенное изменение обстоятельств. Такими обстоятельствами могут быть, например, изменение материального положения одной из сторон (например, банкротство одного из супругов, если в основу договорного режима имущества супругов положен его предпринимательский доход); изменение социальных условий, лишающее супруга возможности зарабатывать деньги на содержание семьи и т.д.; изменение семейного положения (увеличение количество иждивенцев). Законом определенно, что изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, то договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Поэтому изменение материального или семейного положения свидетельствует о существенном изменении обстоятельств, из которых исходили супруги, заключая брачный договор.

Иные основания, предусмотренные законом или брачным договором. Поскольку такие основания не предусмотрены законом, поскольку речь может идти только об основаниях, содержащихся в брачном договоре.

Брачный договор может быть изменен или расторгнут в судебном порядке по иску одной из сторон в случае существенного изменения обстоятельств.

Изменение отдельных условий договора оказывает влияние на права и обязанности супругов, составляющие суть договорных обязательств, которые существуют уже в измененном виде. В случае расторжения договора по взаимному соглашению обязательство сторон прекращаются на будущее время с момента достижения ими согласия, облеченного в установленную законом форму, а при разрешении спора судом – с момента вступления решения суда в законную силу. По требованию любой из сторон суд вправе определить в решении последствия расторжения договора.

А также обязанностью каждого из супругов является уведомление своего кредитора не только о заключении, но и об изменении или о расторжении брачного договора.

В случае, когда имущество должника, нажитое в браке, подчиняется договорному режиму, независимо от того, был бы брачный договор заключен, изменен или расторгнут после возникновения долга перед кредитором, это может существенно отразиться на интересах кредитора. В случае отказа супругов ознакомить кредитора с содержанием брачного договора он в праве отказаться от заключения с ними договора. Однако если брачный договор будет изменен уже после возникновения обязательства между супругами и кредитором, последний не сможет защитить свои права, если супруги откажутся сообщить о существе изменений 1 .

Независимо от того, был брачный договор расторгнут по соглашению сторон или по решению суда, его действие прекращается. В то же время следует отграничить прекращение самого договора от прекращения обязательств по договору, поскольку обязательства супругов по брачному договору могут прекращаться не только вследствие его расторжения.

В большинстве случаев действие брачного договора прекращается автоматически. Если брачный договор содержал единственное условие, например, устанавливал правовой режим долевой собственности на конкретное имущество – загородный дом, являвшийся до этого совместной собственностью супругов, и при этом доля каждого супруга была зарегистрирована в соответствии с требованиями закона «О регистрации недвижимого имущества и сделок с ним», то действие брачного договора прекращается в связи с исполнением договорного обязательства.

Брачный договор, устанавливающий определенный договорной режим в отношении будущего супружеского имущества, то есть содержащий обязательство общего вида, не может быть прекращен исполнением, а лишь изменен или расторгнут.

Закон допускает возможность ограничения действия брачного договора сроком 1 . Окончание срока действия брачного договора влечет прекращение договорных обязательств супругов, однако при этом стороны не освобождаются от ответственности за нарушение условий брачного договора. Если же срок действия брачного договора не установлен, то он остается в силе до момента окончания исполнения сторонами договорных обязательств 2 .

Другим основанием прекращения брачного договора является прекращение брака. При этом действие брачного договора прекращается с момента прекращение брака, за исключением тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака.

Моментом прекращения брака при его расторжении в загсе является день государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния, в то время как при расторжении брака в суде брак прекращается со дня вступления решения суда в законную силу.

Вместе с тем вопрос о судьбе брачного договора, в частности, о прекращении или продолжении отдельных обязательств в случае расторжения брака между супругами, требует уточнения. По мнению И.В. Жилинковой, ответ на этот вопрос не так однозначен, и судьба обязательств, вытекающих из брачного договора, в случае расторжения брака между сторонами неразрывно связана с сущностью этих обязательств 3 .

Действительно, решение вопроса о прекращении брачного договора в случае расторжения брака зависит не только от наличия в договоре обязательств супругов, предусмотренных на период после расторжения брака, но и связано с обязательствами, действие которых сохраняется только на период существования брака.

Условие брачного договора об изменении действовавшего в период брака договорного режима имущества супругов на законный режим совместной собственности, по мнению И.В. Жилинковой, теряет свою силу, так как в отношении имущества бывших супругов не может возникать режим общей совместной собственности 1 .

Также имущественные права и обязанности супругов могут ставиться в зависимости от наступления или не наступления определенных условий, то есть данное соглашение может заключаться в виде условной сделки.

Утверждение о том, что условие об установлении договорного режима совместной собственности на случай расторжения брака теряет свою силу, то есть является недействительным, верно лишь в отношении невозможности распространить данный режим на то имущество, которое появится у бывших супругов после расторжения брака. Конечно же, приобретенное после развода имущество, ни при каких обстоятельствах не может подчиняться действие, какого бы то ни было договорного режима, поскольку с момента расторжения брака действие как законного, так договорного режимов супружеского имущества на будущее время прекращается. Что касается установления в брачном договоре режима совместной собственности в отношении имущества, которое будет нажито к моменту расторжения брака, то есть по существу возврата законного режима, то это никак не противоречит закону.

Брачный договор может быть, не только расторгнут, но и признан недействительным как не соответствующий требованиям закона.

Условия действительности брачного договора аналогичны условиям действительности любой гражданско-правовой сделки: субъекты договора должны быть дееспособными, их воля должна соответствовать волеизъявлению и формировать свободно, а содержание брачного договора не должно противоречить закону. Нарушение любого из перечисленных условий является основанием для признания брачного договора недействительным.

Заключение брачного договора не является условием, необходимым для регистрации брака, и вопрос о заключении договора супруги и лица, вступающие в брак, решает свободно и самостоятельно, поскольку это является их правом, а не обязанностью. В то же время обязательно соблюдение требования о том, что в брачном договоре должна быть выражена общая воля супругов.

При наличии предусмотренных в законе обстоятельств, принуждение к заключению брачного договора может быть классифицировано как уголовное преступление. В соответствии со ст. 179 УК РФ принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до двух лет со штрафом в размере до 50 МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

Что касается содержательной стороны, то брачный должен соответствовать обязательным для сторон пра shy;вилами, установленным законом. Ранее уже отмечалось, что, определяя содержание брачного договора, законодатель ог shy;раничился установлением общих границ дозволенного пове shy;дения, вследствие чего целый ряд вопросов остался за рам shy;ками договорного регулирования. Запреты на регулирова shy;ние в брачном договоре тек или иных отношений, установ shy;ленные п. 3 ст. 42 СК РФ, можно подразделить на запреты общего и специального характера.

К запретам общего характера относится запрет на ограни shy;чение правоспособности или дееспособности каждого из суп shy;ругов (лиц, вступающих в брак), вытекающий из граждан shy;ско-правовой природы брачного договора: никакой граждан shy;ско-правовой договор не должен ограничивать правоспособ shy;ность и (или) дееспособность граждан (ст. 22 ГК РФ). Данный запрет в контексте п. 3 ст. 42 СК РФ по существу не привно shy;сит ничего нового, лишь воспроизводя норму ст. 22 ГК РФ, действие которой распространялось бы на брачный договор, даже если бы она отсутствовала в СК РФ. Законодатель по shy;считал необходимым напрямую довести до сведения супру shy;гов норму гражданского права, нарушение которой является основанием недействительности брачного договора.

Ограничение правоспособности может проявляться в ог shy;раничении любого ее элемента, и, прежде всего в ограниче shy;нии права на совершение сделок, или сделкоспособности, как важнейшего элемента правоспособности. Брачным дого shy;вором не может быть установлен запрет для одного или обоих супругов на совершение сделок вообще или запрет на совер shy;шение сделок определенного рода (например, договоров куп shy;ли-продажи или дарения).

Между тем, по мнению М.В. Антокольской, российское за shy;конодательство и теория права трактуют ограничение право shy;способности применительно к сделкам чрезмерно широко. В теории и на практике утвердилась позиция о невозможно shy;сти уменьшения объема прав, передаваемых по завещанию и дарению. Так, завещание, которым имущество передается в пользование наследника, в то время как сам завещатель яв shy;лялся его собственником, признается сторонниками данной позиции сделкой, ограничивающей правоспособность. К этой же категории относят названные сделки и в случаях, когда наследнику или одаряемому запрещено распоряжаться полу shy;ченным по сделке имуществом до определенного возраста или в течение определенного времени 1 .

По мнению М.В Антокольской, постановка вопроса об ог shy;раничении правоспособности в любом из перечисленных слу shy;чаев неправомерна, поскольку ни наследник, ни одаряемый не имели ранее никаких прав на полученное имущество, и, следовательно, эти права нельзя ограничить. Вместе с тем правоспособность включает не только право гражданина быть носителем права собственности, но и право быта носителем других вещных прав. Из того обстоятельства, что даритель или завещатель обладали имуществом на праве собственно shy;сти, прямо не следует его обязанность передать это имущест shy;во именно на праве собственности и притом без всяких ог shy;раничений. Законом установлено, что никто не может пере shy;дать больше прав, чем сам имеет, однако это обстоятельство отнюдь не означает, что гражданин не вправе передать меньший (по сравнению с имеющимся у него) объем прав. Установление запрета на этот счет существенно нарушило бы не только права завещателя и дарителя, но и наследника и одаряемого, поскольку чаще всего целью установления ука shy;занных ограничений является защита интересов последних их родителями и другими родственниками, передающими имущество.

Все сказанное, по мнению М.В. Антокольской, в полной мере можно отнести и к брачному договору, условие которого о передаче одному из супругов определенного имущества (например, супружеской квартиры) без права распоряжения в течение установленного договором времени (например, до совершеннолетия общих детей супругов, проживающих в этой квартире) не может рассматриваться как ограничение правоспособности 1 .

Другим важнейшим элементом правоспособности гражда shy;нина является право на судебную защиту, которое также не может быть ограничено брачным договором. Установление этого запрета основано на гарантированном каждому граж shy;данину праве на судебную защиту его прав и свобод (п. 1 ст. 46 Конституции РФ) и основополагающем принципе про shy;цессуального законодательства, в соответствии с которым ничтожен отказ любого лица от права на обращение в суд (ст. 3 ГПК РСФСР).

Другим запретом общего характера является запрет на включение в брачный договор положений, ограничивающих право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получе shy;ние содержания. Иными словами, брачным договором не может пересматриваться законный порядок супружеского алиментирования, предусмотренный гл. 14 СК РФ, в сторону умаления или лишения прав нетрудоспособного нуждающе shy;гося супруга (бывшего супруга) на получение содержания от своего супруга (бывшего супруга).

Что касается запретов специального характера, преду shy;смотренных законом в отношении брачного договора, то к ним в первую очередь следует отнести запрет регулировать личные неимущественные отношения между супругами. Со shy;держание личных неимущественных прав и обязанностей ус shy;тановлено законом (гл. 6 СК РФ) и по общему правилу не мо shy;жет быть изменено соглашением сторон.

Это ограничение вызвано тем, что неимущественные от shy;ношения вообще с трудом поддаются правовой регламента shy;ции, а взаимоотношения между супругами в особенности, прежде всего из-за отсутствия механизма принуждения для реализации нарушенного права. Определим в договоре пере shy;чень домашних обязанностей каждого из супругов или, уста shy;новив обязательства каждого из супругов в эмоционально shy;-чувственной сфере, практически невозможно добиться от на shy;рушителя исполнения взятых на себя обязательств – как в слу shy;чае неисполнения обязательства еженедельно убирать кварти shy;ру, так и в случае нарушения обещания хранить супружескую верность. Именно поэтому перечисленные обязанности вообще не регулируются правом – ни договором, ни законом. Ведь лю shy;бой договор между людьми может регулировать только их поступки по отношению друг к другу, а не их чувство к партне shy;ру, которое безо всякой вины последнего может измениться к худшему. Но даже если включить любовь в число условий брачного договора, то ее утрата давала бы моральное право на развод только тому, кого разлюбили, а не тому, кто разлюбил. В жизни же очень часто развода требует именно разлюбив shy;ший супруг, а возражает тот, у кого это чувство не остыло 1 .

Набор ничтожных условий брачного договора содержится в статье А.Е. Шаврина, которая в связи с этим цитируется многими авторами. Названный автор без тени сомнения ре shy;комендует супругам использовать брачный договор для уста shy;новления неимущественных прав и обязанностей, касаю shy;щихся всевозможных аспектов личной жизни (установить обязательство супруга не злоупотреблять спиртными напит shy;ками или подчиняться запрету другого супруга по их упот shy;реблению, полностью удовлетворять потребность супруга в сексуальной жизни по общепринятым медицинским нормам, изучать французский язык, сохранять супружескую верностьт.п.) 2 . Любое из перечисленных условий, включенное в брачный договор, является ничтожным.

Признание того, что личные неимущественные отноше shy;ния, складывающиеся в семье, подчиняются воздействию норм морали, но не права, и выведение их за рамки право shy;вого регулирования характерны не только для современного российского законодательства. В конце XIX в. известный русский юрист Г.Ф. Шершеневич акцентировал внимание на том, что «право имеет дело только с внешним миром, но не с душевным», и вследствие этого «к семейным правам не дол shy;жны быть причисляемы и не должны устанавливаться зако shy;ном права на взаимную любовь, уважение, почтение, потому что это мнимые права, лишенные санкции». «Нравственный склад семьи, – писал Шершеневич, – создается помимо пра shy;ва. Введение юридического элемента в личные отношения представляется неудачным и не достигающим цели. Если юридические нормы совпадают с этическими, они представ shy;ляются излишними; если они находятся в противоречии, то борьба их неравная ввиду замкнутости и психологической неуловимости семейных отношений. Юридический элемент необходим и целесообразен в области имущественных отно shy;шений членов семьи» 1 .

Поскольку принудительное исполнение обязательств лич shy;ного неимущественного характера невозможно, то, по мне shy;нию М.Г. Масевич, в случае спора это позволяет суду не учи shy;тывать подобные условия договора 2 .

Между тем, по утверждению Н.Е. Сосипатровой, назван shy;ное ограничение является исключительно результатом право shy;вого предписания, но не следствием правовой природы дан shy;ной сделки, что находит подтверждение в том, что в законо shy;дательстве ряде стран подобного ограничения нет. Так, в англо-американской правовой системе брачный договор мо shy;жет включать также пункты, касающиеся осуществления личных неимущественных прав и обязанностей супругов.

Провести границу между имущественными и неимущест shy;венными вопросами в семейных отношениях оказывается иногда непросто. Например, приобретая квартиру для совме shy;стного проживания, супруги осуществляют как личное не shy;имущественное право на совместное решение вопросов се shy;мейной жизни, так и право распоряжаться своими средст shy;вами. В литературе высказывается мнение, что в подобных ситуациях необходимо придавать определяющее значение имущественным правам и обязанностям и допускать реше shy;ние таких вопросов брачным договором, если только при этом не нарушаются основополагающие принципы семейно shy;го права 3 . То же может быть отнесено к приобретению супру shy;гами любого имущества в браке, а также к решению любого вопроса, затрагивающего имущественную сферу супружес shy;ких отношений.

Несмотря на то, что брачный договор не может регулиро shy;вать личные неимущественные отношения супругов, нару shy;шение любого личного права может повлечь для супруга shy;-нарушителя ряд неблагоприятных имущественных последст shy;вий, предусмотренных брачным договором.Вместе с тем ошибочна позиция Б.М. Гонгало и П.В. Кра shy;шенинникова, которые практически идентифицируют усло shy;вие, ставящее одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, как основание признания брачного договора не shy;действительным в соответствии с п. 3 ст. 42 СК РФ, с кабаль shy;ной сделкой как основанием признания сделки недействи shy;тельной в соответствии со ст. 179 ГК РФ. 1 Главное отличие этого специального семейно-правового основания недействи shy;тельности брачного договора от кабальной сделки состоит в отсутствии стечения тяжелых обстоятельств как довлеющего фактора, под влиянием которого одна из сторон заключает до shy;говор на крайне невыгодных для себя условиях. В отличие от классических гражданско-правовых отношений, специфика брачных отношений состоит в том, что их участники пред shy;ставляют собой некую социальную общность, внутри которой формируется не только экономическая, но бытовая, психоло shy;гическая, эмоциональная общность супругов. Именно это об shy;стоятельство и эксплуатируется недобросовестным супругом, который уверен в том, что договор будет подписан другим супругом на любых условиях отнюдь не от безвыходности си shy;туации, не в силу стечения тяжелых обстоятельств, а в знак преданности, доверия, любви.

Другим запретом, установленным в отношении содержа shy;ния брачного договора, являются условия, противоречащие основным началам семейного законодательства. К основ shy;ным началам семейного законодательства относятся регули shy;рование семейных отношений в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины, ра shy;венство прав супругов в семье, разрешение внутрисемей shy;ных вопросов по взаимному согласию, приоритета семейно shy;го воспитания детей, забота об их благосостоянии и разви shy;тии, обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи (ст. 1 СК РФ). Применительно к семейно-правовым отношениям основные начала по существу являются основой личных не shy;имущественных прав супругов, которые, как известно, так shy;же не могут быть предметом договорного регулирования.

Положения ст. 1 СК РФ были развиты и конкретизированы в других статьях, обязывающих супругов строить свои отно shy;шения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии своих детей (п. 3 ст. 31 СК I’Ф). Вместе с тем все перечисленные обязанности представляют собой скорее нравственный императив, а не правовую нор shy;му, поскольку, с одной стороны, законодатель ориентирует супругов на желательную модель построения семейных от shy;ношений, но с другой – отказывается от принудительного на shy;вязывания такой модели, не снабдив санкцией правило п. З ст. 31 СК РФ. Кроме того, данная норма включает такое ко shy;личество оценочных понятий, что затрудняет ее применение на практике, так как каждая супружеская пара по-своему понимает, что такое взаимоуважение, взаимопомощь и бла shy;госостояние. Однако брачным договором все же может быть предусмотрено такое основание признания его недействи shy;тельным, как нарушение положений ст. 1 СК РФ, ст. 31 СК РФ.

Основополагающие принципы семейного права содержат shy;ся не только в ст. 1 СК РФ в качестве основных начал, но и в других статьях. Так, принцип моногамного брака, по какой- shy;то причине, не включенный в ст. 1 СК РФ, обозначен в ст. 14 СК РФ. В связи с этим следует признать, что понятие основ shy;ные начала также нуждается в пояснении. Полагаю справед shy;ливым высказывание Е.А. Чефрановой о том, что пройдет немало времени, прежде чем практика выработает критерии того, что следует понимать под другими условиями, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное поло shy;жение или противоречит основным началам семейного зако shy;нодательства 1 .

Признать брачный договор недействительным полностью или частично, если условия этого договора ставят этого суп shy;руга в крайне неблагоприятное положение, может только суд. В этом случае в отношении договора действуют правила об оспариваемых сделках. Что касается условий брачного договора, нарушающих другие требования п. 3 ст. 42 СК РФ, то они ничтожны (п. 2 ст. 44 СК РФ).

До недавнего времени первая ассоциация, вызываемая словосочетанием брачный контракт у российских граждан, была связана с браками и разводами голливудских кинозвезд и заокеанских миллиардеров. Даже среди юристов распространенно мнение о том, что брачные контракты рассчитаны в основном на небольшую прослойку очень состоятельных людей и поэтому не представляют практического интереса для большинства населения.

Сегодня трудно предугадать, какое влияние окажет возможность заключить брачные договоры на прочность браков в России, однако для кого-то брачный договор наверняка станет «пробным камнем» брака, поскольку даст возможность выявить истинные намерения предполагаемого партнера по браку и тем самым избежать ошибки в выборе супруга. Хочется думать, что он выявит свой созидательный потенциал, и будет не разрушать, а укреплять институт брака, став примером цивилизованного способа регулирования имущественных отношений в семье.

Четкость законодательной регламентации, строгие требования, предъявленные к форме договора и порядку его заключения, составление брачных договоров «грамотными», квалифицированными юристами, богатая судебная и нотариальная практика – все это можно считать причинами «успеха» брачного договора.

Иногда при составлении брачных договоров и соглашений вступающие в брак стараются выйти за рамки только имущественных или финансовых вопросов и распространить их действие также и на область личных отношений. Встречаются даже такие ситуации, когда стороны пытаются оговорить заранее, как будут строиться их отношения в будущем, как они будут распределять семейные обязанности, подчас ударяясь в крайность и устанавливая очередность по ведению домашнего хозяйства и т.д. Разумеется, это противоречит сути брачного договора как соглашения, направленного на упорядочение имущественных отношений между супругами.

Таким образом, договор должен являть образец соблюдения сторонами паритетности и уважительного отношения к правам друг друга. Если же одним из супругов движет желание не только и не столь сохранить свое имущество, сколько прибрать к рукам имущество другого супруга, то это противоречит главному назначению брачного договора – стать цивилизованным способом урегулирования имущественных отношений в браке или в случае развода.

Кроме того, желание заключить брачный договор не должно быть единственной и доминирующей причиной вступления в брак. Важно не перейти ту грань, за которой право личности на свободу волеизъявления может привести к нарушению как правовых, так и этических норм.

Хотелось бы отметить, что наиболее оптимальным, по мнению многих юристов, является режим общности имущества супругов. Он в наибольшей мере отвечает отношениям, складывающимся в семье, проникнутым духом взаимности и общности всех интересов.

Разумеется, сегодняшний брачный контракт – далеко не верх совершенства. Скажем, можно заключить брачный договор по всей форме, а дальше искать пути его нарушить «скрытыми методами» – как правило, криминальными.

Все-таки брачный договор – явление довольно выгодное. И нет ничего страшного в таком «меркантильном подходе». Многие считают, что и сам брак, собственно, столь же меркантилен: ведь изначально он в первую очередь регулирует имущественные отношения, а потом уже социальные и интимные! И, на мой взгляд, брачный контракт лучшее средство защитить интересы и мужа, и жены в равной степени. Поэтому хочется надеяться, что институт брачного контракта еще пройдет определенную доработку, лишится большинства слабых мест и станет повсеместной практикой, а не экзотикой. Главное, чтобы он защищал интересы каждого из супругов!

Отношение к брачному договору также зависит от материального и семейного положения респондентов: люди с высоким достатком относятся к брачному договору более благосклонно, нежели те, чей доход ниже среднего. Среди респондентов переживших развод число отчетливо понимающих необходимость брачного договора выше.

Малая распространенность брачного договора в России во многом связана с низкой информированностью населения о его существовании и функциях.

Итак, согласно статистике, за все время законного существования у нас института брачного контракта было заключено ничтожно малое количество брачных контрактов. Казалось бы, заключение брачного контракта, даже касающегося только имущественной стороны семейной жизни, – выгодная сделка: каждый из супругов сохраняет свое, не претендует на чужое, спокойно зарабатывает деньги, покупает имущество и при этом ничем не рискует. В чем же причина непопулярности брачного контракта?

Я определила восемь причин непопулярности брачного контракта в нашей стране:

1. Условия, согласно которым, брачный контракт не может ухудшать положение кого-либо из супругов, даже в случае нарушения им условий контракта.

3. Отсутствие давних традиций составления брачного контракта и судебной практики в этой области.

4. Приоритет нормы закона перед нормой договора.

5. Брачный контракт – выражение полного равноправия супругов. В нашем обществе, несмотря на продекламированное равенство между мужчиной и женщиной» фактически женщина занимает подчиненное положение.

6. Заключение брачного контракта имеет смысл только тогда, когда у людей, вступающих в брак, уже есть свое имущество (квартиры, машины, виллы) и капитал (счет в банке, акции, ценные бумаги).

7. Часто предложение одного из молодых людей составить соглашение вызывает у другого неприятные эмоции и мысли о недоверии, порождает сомнение в правильности выбора спутника жизни.

8. Психологическое неприятие брачного контракта родителями молодоженов. Люди старшего поколения считают, что если они всю жизнь прожили без подобных контрактов, то и молодой семье это не даст ничего, кроме ссор и конфликтов. Так сказать, развод авансом.

В заключение уточню, что брачный договор призван укреплять институт семьи, позволяя более полно учитывать интересы каждого из супругов, уменьшить количество споров и конфликтов между ними, но, а если чувства прошли, на случай развода и раздела имущества – способен только облегчить жизнь разводившимся супругам, т.е. решить это цивилизованным способом.

1 Различные правовые теории о природе брака могут быть сведе shy;ны к пониманию брака как договора, как таинства или как инсти shy;тута особого рода (sui generis). Практически все современные уче shy;ные в России отказываются признавать соглашение о заключении брака гражданским договором. М.В. Антокольская придерживается позиции, что «соглашение о заключении брака по своей правовой природе не отличается от гражданского договора. В той части, в какой оно регулируется правом и порождает правовые последствия, оно является договором . Подробнее см.: Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. М., Юристъ, 1996, с.109-114. С определенными оговорками данную позицию разделяет М.В. Кротов. Подробнее см.: Гражданское право: Учебник. Ч. 3/Под ред. А.П. Серreева, Ю.К. Толстого. М., ПPOCПEKT, 1998, С. 263-266.

2 Начесав ОМ. Семейное право: Курс лекций. М.: Юристь, 1998, С. 137.

33 Данная точка зрения высказана в проекте информационного письма Московской областной регистрационной палаты, посвященном вопросам регистрации прав на недвижимое имущество, возникающих на основании брачных договоров.

1 Жилинкова И.В. Указ. соч.. С. 40.

1 Хребтукова А. Брачный договор как элемент обычного права русских. // Человек и право. Книга о летней школе юридиче shy;ской антропологии. М.: Изб. дом «Стратегия», № 3, 1999, С.172-179.

1 Нечаев А.М. Семейное право как са shy;мостоятельная отрасль // Государство и право на рубеже веков. Материалы Всероссийской конференции. М. , Институт государства и права РАН, 2001, № 12, С. 26.

2 Симонян С.Л. Имущественные отношения между супруга shy;ми. М., Контур , 1998, №7, С. 31.

3 Синельников А.Б. Социально одобряемый при shy;чины развода в прошлом и настоящем / / Социологические исследо shy;вания, 1992, № 2, С. 27-38.

1 Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. М., Наука, Главная редакция восточной литературы, 1986. В то же время указанный автор обращает внимание на то, что поскольку брачный договор в мусульманском праве тщательно разработан, те его положения, которые совместимы с общими началами российского права, могут быть восприняты современной российской правовой культурой, в частности, использованы для более детального регулирования данного института семейного права законодательством соответствующих субъектов Российской Федерации. См.: Сюкияйнен Л.Р. Шариат и мусульманско-правовая культу shy;ра. М.: Институт государства и права РАН, 1997, С. 36.

2 Жилинкова И.В. Указ. соч., С. 35. В литературе можно встретить и иные определения, однако приведенное представляется наиболее точным.

1 В литературе высказывалось иное мнение по данному вопросу. См.: Антокольская М.В. Лекции по семейному праву: Учеб. пособие. М., Юристъ, 1995, С. 111; Она же. Семейное право: Учебник. М., Юристъ, 1996, С. 114.

2 СПИД-ИНФО. 2002. №3, С.4.

1 Гражданское право: Учебник. Ч. 3/Под ред. А.П. Серreева, Ю.К. Толстого. М., ПРОСПЕКТ, 1998, С. 283-284.

2 Комментарий к Семейному кодексу РФ/Отв. ред. И.М. Куз shy;нецова. 2-е изд., перераб. и доп. М., Юристь, 2000, С. 98-105.

3 Семейный кодекс Российской Федерации. Комментарий. М., БЕК, С. 75; Максимович П. Фиктивный брак. //Закон. 1997. № 11, С. 74.

1 Комментарий к Семейному кодексу РФ / Отв. ред. И.М. Куз shy;нецова, С. 101.

2 Максимович П. Брачный договор (контракт). М., «Ось-89», 2001, С. 56-57.

3 Антокольская М.В. Семейное право, С. 44-45; Она же. Лекции по семейному праву, С. 118; Брагинский М.И., Вит shy;рянский В.В. Договорное право. М., 1997, С. 20; Жилинкова И.В. Брачный контракт; Муратова С.А., Тарсамаева К.Ю. Семейное пра shy;во: Учеб. пособие, М., Новый Юристъ, 1999, С. 92; Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье, С. 53; Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации, 2-е изд. М., Юристъ, 2000, С. 115.

4 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федера shy;ции/Под общей ред. П. В. Крашенинникова и П. И. Седугина. М., № 7. С. 89.

5 Гонгало Б.М., Крашенинников П. В. Брачный договор. Комментарий семейного и гражданского законодательства. М., Ста shy;тут, 2002, С. 8.

6 Гражданское право: Учебник. Ч. 3/Под ред. А.П. Серreева, Ю. К. Толстого, С. 310.

1Антокольская М.В. Лекции по семейному праву, С. 118; Она же. Семейное право, С. 167.

2 Антокольская М.В. Семейное право, С. 167.

1 Низамиева О.Н. Договорное регулирование имущественных отношений супругов. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ка shy;зань, 1999, № 2, С. 7-8.

2 Тарусина Н.Н. Семейное право. Учеб. пособие. М., ПРОСПЕКТ, 2001, С. 16.

3Злобина И.В. О юридической сущности брачного контракта: гражданско-правовая сделка или супружеский контракт / / Закон и право, 2001, № 8, С. 42.

1 Злобиха И.В. Указ. соч., С. 43.

2 Злобина И.В. Указ. соч., С. 43-44.

3 Игнатенко А.А., Скрыпников К.Н. Брачный договор. За shy;конный режим имущества супругов. М., Информационно-издатель shy;ский дом «Филинъ», 1997, № 5, С. 39.

4 Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск, 1989, С. 62-63.

5 Халфина Р. О. Значение и сущность договора в советском со shy;циалистическом гражданском праве. М., 1954, С. 37.

1 Балеков П.С. Семья по контракту // Социальная защита, 1995, № 3, с. 64-67.

1 Виноградов Р.И. Образцы нотариальных документов. М., Российское право, 1992, С. 84-85.

2 Попутно отметим, что особенностью, например, договора даре shy;ния между супругами являлось то, что часто эти договоры заключа shy;лись в устной форме, за исключением дарения тех видов имущест shy;ва, форма сделок с которыми должна была быть неукоснительно соблюдена – недвижимость, транспортные средства.

1 Антокольская М.В. Брачный контракт//Закон. М.,1993, № 4, С. 65-66.

2 Жилинкова И.В. Брачный контракт. Харьков, 1995, С. 11.

3 Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской Практ. пособие. М., Юристъ, 1997, с. 52.

1 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федера shy;ции, С.148.

1 Weitzman L. The marriage contract. The Free Press. 1981.

2 Антокольская М.В. Лекции по семейному праву, С. 118-119; Жилинкова ИВ. Брачный контракт, С. 38-39.

3 В приложении дан образец брачного договора, разработанный :втором в 1996 г. и рекомендованный Научно-методическим советом Московской областной нотариальной палаты для применения частными нотариусами Московской области.

1 Данную позицию занимает Московская областная регистрационная палата, что следует из проекта информационного письма от 20 августа 2002 г.

2 Жилинкова И.В. Указ.соч., С. 38-39.

1 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. С. 16.

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 5. С. 410.

1 Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. М.: Юристъ, 1997. С. 166; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 2002. С. 27; Пчелинцева Л.М. Семейное право России. Учебник для вузов. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М , 1999. С. 243.

2 Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве. М.: Издательство Ось-89 , 2003. С. 22.

1 Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М.: Статут, 2004. С. 167.

2 Чеговадзе Л.А. Указ. соч. С. 178

1 П. 2 ст. 1 Закона РФ «Об основах жилищной политики» от 24 декабря 1992 г. Ведомости РФ. 1993. №3. ст. 99.

1 Подробнее о презумпции в семейном праве см.: Качур Н.Ф. Презумпция в советском семейном праве. Автореф. Дис. …канд. юрид. наук. Свердловск, 1982 г.

2 П. 2 ст. 35 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ //|Cобрание законодательства РФ. 1996. № 1.

3 Ст.16 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ||Cобрание законодательства РФ. 1996. № 1.

1 П.1 ст. 36 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ||Cобрание законодательства РФ. 1996. № 1.

1Закон РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-1 О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации (с изм. и доп. от 23 декабря 1992 г., 11 августа 1994 г., 28 марта 1998 г., 1 мая 1999 г., 15 мая 2001 г., 20 мая 2002 г.)

1 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации // Отв. Ред. Кузнецов И.М. М: Изд-во БЕК, 1996 г., № 6, С. 154

1 Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. М., Юристъ, 1996 г., С. 182.

1 П.2 ст. 42 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ||Cобрание законодательства РФ. 1996. № 1.

2 П. 3, 4 ст. 425 Гражданский кодекс РФ.- М: Изд-во Эксмо, 2004 г.

3 Жилинкова И.В. Указ. Соч., С. 116-117.

1 Жилинкова И.В. Указ. Соч., С. 117.

1 Антокольская М.В. Лекции по семейному праву, С. 87.

1 Антокольская М.В. Лекции по семейному праву, С. 87.

1 СинельниковА.Б. Социально одобряемые причины развода в прошлом и настоящем//Социологические исследования, 1992, № 2, С. 27-38.

2 Шаврин А.Е. Домашний адвокат. Практическое пособие по юридической самозащите. Екатеринбург, 1995.

1 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., СПАРК, 1995, С. 406-407.

2 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федера shy;ции, С. 122.

3 Гражданское право: Ч. 3, С. 31.

1 I`онzало Б.М., Крашенинников П. В. Брачный договор. Ком shy;ментарий семейного и гражданского законодательства, С. 16.

О admin

x

Check Also

Особенности заключения брачного договора

Брачный договор – документ, который заключается между супругами или людьми, планирующими вступить в брак. Данное соглашение регламентирует права на имущество и обязанности во время семейной жизни, а также в случае развода.

Дипломная работа: Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов

Дипломная работа: Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов высшего профессионального образования «РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ» ФАКУЛЬТЕТ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ По подготовке специалистов для судебной системы БРАЧНЫЙ ДОГОВОР КАК СПОСОБ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ 1. Исторические предпосылки возникновения брачного договора и его правовая природа 1.1 Исторические предпосылки возникновения брачного договора 1.2 Правовая природа брачного договора 1.3 Практика применения брачных договоров в зарубежных странах 2. Процессуальные особенности заключения, изменения, расторжения, признания недействительным брачного договора 2.1 Правовые проблемы заключения, изменения и расторжения брачного договора 2.2 Основания и порядок признания брачного договора недействительным Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Рейтинг@Mail.ru